К ВОПРОСУ О РЕФЕРЕНДУМЕ

В адрес сайта поступила статья Обозревателя под заголовком «К вопросу о референдуме». Ознакомившись с ней, редакция сайта приняла решение о её публикации в порядке обсуждения.

         Более 30 лет назад в СССР был проведён референдум о сохранении СССР. Однако нашлись силы, которые вопреки волеизъявлению советских граждан, сумели проигнорировать мнение избирателей – «Хотим жить в Советском Союзе!». И по территории СССР (её союзным республикам), прошел «парад» образования «незалежных» стран.

            Не осталась в стороне от подобного «парада» и Белоруссия. Спустя 25 лет после всесоюзного референдума, в нашей республике встал вопрос: «В какой стране мы хотим жить» через внесение изменений и дополнений в  основной Закон страны, вынесенный на республиканский референдум.

         И до сих пор не утихают споры, связанные с оценкой порядка проведения референдумов по вопросам, касающимся  государственного устройства.

         В связи с тем, что вновь планируется вынести на референдум проект дальнейших изменений в Конституцию РБ, представляется целесообразным вспомнить, как проводились эти референдумы в нашей республике, и, не претендуя на истину в конечной инстанции, высказать ряд предложений о том, что нужно сделать, чтобы на предстоящем референдуме по вопросу о Конституции было действительно в максимально возможной степени учтено мнение народа.

         Вначале рассмотрим, как формулировались вопросы, которые предполагалось вынести на референдум 1991г.

         Вот как это изложено в Википедии [1]:

         «24 декабря 1990 г. депутаты IV Съезда народных депутатов СССР, проведя поимённое голосование, постановили считать необходимым сохранение Союза ССР как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере обеспечиваться права и свободы человека любой национальности[4].          Предполагалось вынести на референдум пять вопросов:

  1. Считаете ли вы необходимым сохранение СССР как обновлённой

федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере обеспечиваться права и свободы человека любой национальности? (да/нет)

  • Считаете ли вы необходимым сохранение СССР как единого государства?

(да/нет)

(да/нет)

  • Считаете ли вы необходимым сохранение в обновлённом Союзе советской власти? (да/нет)
  • Считаете ли вы необходимым гарантирование в обновлённом Союзе прав и свобод человека любой национальности? (да/нет)»

         Как видим, предложенные для референдума вопросы пп. 2-5 позволяли каждому избирателю достаточно чётко (по схеме «да/нет»)выразить своё мнение по каждому из таких вопросов , как:

         – сохранение СССР как единого государства;

         – сохранение в СССР социалистического строя;

         -сохранение  в обновлённом Союзе Советской  власти;

         – гарантирование в обновлённом Союзе прав и свобод человека любой национальности.

         Однако в результате горбачёвских манипуляций Верховный  Совет СССР 16-го января 1991 г. постановил: «Включить в бюллетень для тайного голосования следующую формулировку вопроса, выносимого на референдум, и варианты ответов голосующих:
         «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности»?.«Да» или «Нет».

 Постановление ВС СССР от 16 января 1991 года № 1910-1

         Сейчас, сравнивая эти два варианта, можно чётко видеть, что в красивой упаковке слов о всенародном волеизъявлении нам подсунули формулировку, фактически развязывавшую руки тем, кто стремился, прикрываясь словом «обновление», уничтожить на нашей земле Социалистический строй, Советскую власть и СССР как единое государство. И мы, «купившись» на эту приманку, проголосовали «Да», по простоте душевной полагая, что этим «Да» сохраним то, что было нам дорого и было завоёвано и сохранено такой дорогой ценой. И понадеялись на то, что сидевшие в Верховном Совете и обслуживающем его аппарате юристы  высокой квалификации достаточно честно отработали ту формулировку, которую предложили нам (как оказалось, подсунули).

         И в итоге уже к концу 1991 г. нам вместо нашей Советской Родины – Союза Советских Социалистических Республик навязали аморфное новообразование под аббревиатурой СНГ, что вскоре в народе получило расшифровку, как «Сбылась Надежда Гитлера».

         Вот таким был первый горький урок референдума 1991 г. И из него должен был последовать вывод о том, что каждый из вопросов, выносимых на референдум, обязан быть сформулирован предельно чётко и не допускать произвольных толкований. А также, что сведение нескольких вопросов в группу, на которую предусмотрен один ответ, способно ввести электорат в заблуждение.

         Но на этом господа реформаторы не остановились. К 1993 году в братской России народу в той же референдумовской упаковке был навязан вариант Конституции, юридически закрепившей итоги контрреволюционного переворота 1991 г. Причём, если на референдуме 1991 г. вместо 4-5 конкретных вопросов предлагалось проголосовать за одну объединённую расплывчатую формулировку, то в 1993 г. господа разработчики пошли дальше – предложили ответить одним ответом по схеме «Да-Нет» на Конституцию, содержавшую 137 статей, касавшихся самых различных сторон жизни  страны. При этом имели место ссылки на то, что в целом ряде стран имело место принятие Конституции путём референдума и что такой способ является наиболее демократичным.

         Нужно признать, что факты принятия Конституции путем голосования на референдуме действительно имели место в целом ряде стран. И, по-видимому, прежде чем делать вывод относительно демократичности такой формы принятия Конституции, потребуется специальный анализ проведения  порядка организации такого голосования в каждой из таких стран.

         Однако при принятии Конституции в РФ в 1993 г. и, соответственно, в нашей республике в 1996 г., то ли по неведению, то ли преднамеренно, совершенно не учитывалось, что всенародное голосование, которым является референдум, в ряде случаев может оказаться всего лишь очередным проявлением лживой сущности буржуазной демократии, провозглашающей многие права, но не обеспечивающей для массы  избирателей возможностей их реализации.

         Причина в данном случае состоит в том, что, когда тот или иной проект нормативного документа рассматривается в парламенте или в другом подобном органе (например, типа учредительного собрания), то голосованию за его принятие в целом предшествует период  детального анализа и основательной его доработки каждым депутатом (во всяком случае, депутат имеет реальную возможность  внимательно проработать текст каждого пункта этого документа, выслушать мнения, как его сторонников, так и его противников и, при необходимости, проработать литературу по данному вопросу). Тем более это касается таких документов, как кодексы, в которые входит целый ряд законов, а тем более Конституция,  которая состоит из полутора сотен статей, рассматривающих самые различные сферы жизни и деятельности государства.

         Что касается депутатов парламента, работающих на профессиональной основе и имеющих помощников, также работающих на профессиональной основе, то они такими возможностями располагают.

         Но вот рядовой избиратель, особенно не являющийся специалистом в области законодательства, такой возможности не имеет.

         И, во-вторых, что, по-видимому, самое главное. Избирателя ставят перед необходимостью дать один ответ «Да» или «Нет» на все почти 150 статей Конституции. А как ему быть, если он  в новой редакции согласен только с определенной частью статей, а с частью не согласен? То есть ситуация с голосованием по Конституции в целом одним ответом типа – «Да»-«Нет» приобретает абсурдный характер. Причём по итогам референдума, проведённого в Российской Федерации в 1993 г., на этот момент должного внимания обращено не было.

         В нашей республике принятие новой, постсоветской Конституции в 1994 г. прошло без референдума, она была принята Верховным Советом 12-го созыва. Но во многом она копировала российскую Конституцию 1993 г. И тоже содержала целый ряд статей, принципиально отличавших её от Конституции БССР, принятой в 1978 г.

         Рассмотрим хотя бы некоторые из них.

         Во-первых, в части общественного строя.

         Согласно Конституции БССР 1978 г.[2] (статья 1) «Белорусская Советская Социалистическая Республика – социалистическое общенародное государство, выражающее волю и интересы рабочих, крестьян и интеллигенции, трудящихся республики всех национальностей». Как видим, по общественному строю государство было социалистическим, государством трудящихся.

         Что касается класса буржуазии, начало легализации которого было положено контрреволюционным переворотом в августе 1991 г., то его существование Советским законодательством в стране после 1936 г. вообще не было предусмотрено, а сам этот класс однозначно рассматривался как эксплуататорский, враждебный по отношению к лицам наёмного труда.

         В Конституции Республики Беларусь 1994 г. (статья 1, абзац 1) вопрос о виде государства звучал следующим образом: «Республика Беларусь – унитарное демократическое социальное правовое государство» [3]. То есть республика перестала быть социалистической, но осталась «социальным государством». Что это изменение не только редакционное, а носит принципиальный характер, фактически признал впоследствии Президент РБ А.Г. Лукашенко, выступая  перед руководителями крупнейших СМИ СНГ в Минске (см. «СБ» за 22 октября 2013 г.): «Государство для народа – это наш лозунг. Отсюда – социальное государство. Но оно не социалистическое» [4]. И далее разъяснил, в чём состоят различия между этими понятиями. И, к сведению тех, кто до сих пор ищет в термине «социальное» указание на то, что в республике сохраняются основы социализма, можно привести определение из п.1 статьи 7 Конституции РФ, принятой в 1993 г., [5]* незадолго до Конституции РБ 1994 г., согласно которому «Российская Федерация – социальное государство, политика которого  направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Но вряд ли кому-то придёт в голову делать на основании этого вывод о сохранении в РФ основ социализма.

         Во- вторых, в части государственного строя.

         Согласно Конституции БССР 1978 г. (статья 2) «Вся власть в Белорусской ССР  принадлежит народу.

         Народ осуществляет государственную власть через Советы народных депутатов, составляющих политическую основу Белорусской ССР.

         Все другие государственные органы подконтрольны и подотчётны Советам народных депутатов».

         Согласно Конституции РБ 1994 г. (статья 3, абзацы 1-й и 2-й) «Единственным источником государственной власти в Республике Беларусь является народ. Народ осуществляет свою власть непосредственно и через представительные органы в формах и пределах, определённых Конституцией». А согласно статьи 6                       «Государство основывается на принципе разделения властей: законодательной, исполнительной и судебной. Государственные органы в пределах своих полномочий самостоятельны: они взаимодействуют между собой, сдерживают и уравновешивают друг друга».

         Что касается Конституции РФ 1993 г. то в ней согласно п.п. 1 и 2 статьи 3-й «Носителем суверенитета и единственным источником власти в РФ является её многонациональный народ.

         Народ осуществляет  свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправ

Здесь и далее по тексту ссылки на статьи Конституции РФ 1993 г. даются

применительно к её тексту, опубликованному в 2004-м году. Однако согласно интернет-материала «Конституция Российской Федерации – Википедия», раздел «Конституционные поправки и пересмотр Конституции» [2a], каких-либо изменений

в статьи  7;8;10;19;29; 34 и 81, на которые даются ссылки, с 1993 по 2004 год не вносились.

         Согласно статье 10 Конституции РФ «Государственная власть в РФ осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

         Так что, как видим, и в части формулировок, касающихся  государственного строя, тексты статей Конституции РБ за 1994 г. и Конституции РФ 1993 г. практически идентичны.

         Что касается формы государственного управления, то в Конституции БССР она была, как показано выше, советской, а в Конституции РБ за 1994 г. и Конституции  РФ за 1993 г. – президентской.

         Причём, как известно, большинство развитых зарубежных стран, кроме, прежде всего, США и Франции (последняя – после 1958 г.) являются парламентскими республиками (в том числе это касается и таких стран Европы, которые считаются конституционными монархиями, а также таких, где есть должность президента, но он избирается парламентом и ему подотчётен).

         Зачастую приходится слышать, что должности президента достаточно долго сохранялись после 2-й мировой войны в ряде европейских стран народной демократии, вступивших на путь социалистического развития. Но если обратиться к сведениям о действовавших в этот период конституциях  указанных стран (а эти сведения можно почерпнуть из Большой Советской Энциклопедии), то в них президент в тот период избирался парламентом и был ему подотчётен, т.е., эти страны были парламентскими республиками.

         А вот во введённой после контрреволюционного переворота 1991 г. Конституции РБ 1994 г. (ст. 97), как и в Конституции РФ 1993 г. (ст. 81) и Конституциях большинства постсоветских республик президент республики избирается прямым голосованием избирателей. 

         Справедливости ради необходимо отметить, что в нашей республике при подготовке Конституции 1994 г. единая тогда ПКБ, а также ДСПС выступали против введения должности президента, избираемого всенародно. Но почему-то не попытались напомнить лево-патриотической части электората о предупреждении И.В. Сталина, сделанного им ещё в 1936 г. в отношении опасности, заложенной в предложении о дополнении Конституции принципом всенародного избрания президента (тогда речь шла о должности Председателя Президиума Верховного Совета  СССР), могущего противопоставить себя Верховному Совету.

         Вот, что он тогда сказал по этому поводу (См. Сталин И.В. «Вопросы ленинизма», издание одиннадцатое. ОГИЗ, Государственное издательство политической литературы, 1939, с.531): «Я думаю, что это дополнение неправильно, ибо оно не соответствует духу нашей Конституции. По системе новой Конституции в СССР не должно быть единоличного президента, избираемого всем населением, наравне с Верховным Советом, и могущего противопоставить себя Верховному Совету. Президент в СССР коллегиальный, – это президиум Верховного Совета, избираемый не всем населением, а Верховным Советом, и подотчётный Верховному Совету. Опыт истории показывает, что такое построение верховных органов является наиболее демократическим, гарантирующим страну от нежелательных случайностей» [6].

         Как известно, по итогам этого выступления выдвинутое тогда предложение о всенародном избрании президента было отвергнуто.

         И это сталинское предупреждение в полной мере сбылось в противостоянии между президентом и парламентом как в РФ в 1993 г., так и в РБ в 1996 г.

         Рассмотрим теперь, как изменилась в Конституции РБ трактовка вопроса о собственности, представляющего собой основу общественного строя.

         Согласно Конституции БССР 1978 г. (статья 10) «Основой хозяйственного строя Белорусской ССР является социалистическая собственность на средства производства в форме государственной (общенародной) и колхозно- кооперативной собственности.  

         Социалистической собственностью также является  имущество профсоюзов и других общественных организаций, которое им необходимо для выполнения своих уставных задач.

         Государство охраняет социалистическую собственность и создаёт условия для её преумножения.

         Никто не вправе использовать социалистическую собственность в целях личной наживы и в других корыстных целях».

         Причём именно государственная собственность согласно статьи 11 рассматривалась как основная форма социалистической собственности.

         А согласно статьи 12 «собственностью колхозов и других кооперативных организаций, их объединений являются средства производства и иное имущество, необходимое им для осуществления уставных задач».

         В соответствии со статьёй 13 «Основу личного имущества граждан Белорусской ССР составляют трудовые доходы. В личной собственности могут находиться предметы обихода, личного потребления, удобства и подсобного домашнего хозяйства, жилой дом и трудовые сбережения. Личная собственность граждан и право её наследования охраняются государством.

         В пользовании граждан могут находиться участки земли, предоставляемые в установленном законом порядке для ведения подсобного хозяйства (включая содержание скота и птицы), садоводства и огородничества…

         Имущество, находящееся в личной собственности или в пользовании  граждан, не должно служить для извлечения нетрудовых доходов, использоваться в ущерб интересам общества».

         В Конституции РБ 1994 г. вопрос о собственности, изложенный в статьях 13-й и 44-й звучал уже по – иному.

         Согласно статье 13 «Государство предоставляет всем равные права для осуществления хозяйственной и иной деятельности, не запрещённой законом, и гарантирует равную защиту и равные права для развития всех форм собственности». Так что, хотя частная собственность уже обрела права гражданства, но и для общественных форм собственности оставалось какое-то правовое пространство. Аналогично тому, как в Конституции РФ 1993 г. в части 2-й статьи 8 «в РФ к числу форм собственности, которые признаются и защищаются, была отнесена, помимо государственной, коммунальной и иных форм собственности, ещё и частная».

         Согласно первому абзацу статьи 44 Конституции РБ 1994 г. «Государство гарантирует каждому право собственности». То есть, если статья 13-я Советской Конституции гарантировала гражданам защиту их личной собственности, то  Конституция 1994 г. уже распространяла эту обязанность и в интересах частной собственности на средства производства.

         Вот что можно сказать о статьях 1; 3; 13 и 44 Конституции РБ, принятой в 1994 г. и которые нельзя определить иначе, как буржуазно-реформаторские, антисоциалистические и антисоветские.

         Обратимся теперь к референдуму, проведённому в нашей республике в 1996 году, во время которого решался вопрос о внесении изменений в Конституцию 1994 г.

         О сложившихся к тому времени взаимоотношениях между избранным в 1994 г. Президентом РБ и новоизбранным Верховным Советом 13-го созыва, а также о необходимости пересмотра Конституции 1994 г. Тогда Президент заявил в своих ответах на вопросы зам. Главного редактора «Народной Газеты» А. Юдчица под названием «О взаимоотношениях с Верховным Советом» (см. номер этой газеты за 6 августа 1996 г.). По его словам «в силу ряда объективных причин новая Конституция РБ, и многие законы в какой-то степени  сдерживают создание и налаживание рыночного механизма хозяйствования, реализации реальной политики Президента». И что «из 21 законопроекта по правовому обеспечению экономической реформы, которые предполагалось  рассмотреть на заседаниях в мае-июне, рассмотрено Верховным Советом в первом чтении лишь несколько проектов законов РБ, в том числе «О банкротстве», «О санации», «Об управляющем процедурой банкротства» (т.е. чисто рыночные законы). Кроме того, он там же отметил, что «особенно усилила свою позицию фракция коммунистов, имеющая обоюдовыгодные договорённости с фракцией аграриев. Эти силы способны реализовать в обществе недемократические, что крайне опасно, а также антирыночные тенденции, чего допускать нельзя» [7].

         В послании Президента на имя Лени Фишер, председателя Парламентской ассамблеи Совета Европы, датированном 19 августа 1996г., говорилось: «Я считаю своим долгом проинформировать Вас об истинных целях конституционной реформы и подтвердить верность Республики Беларусь и меня, как её президента рыночным реформам, демократическим преобразованиям, мирным устремлениям во внешней политике… Хочу обратить Ваше внимание, г-жа Председатель, что предполагаемые конституционные реформы направлены не на свёртывание парламентской демократии, а, наоборот, на её совершенствование, устранение наследия «советской системы» организации законодательной власти …» (текст заимствован из интернета со ссылкой на  номер «Белгазеты» от 01.10.2010 г. [8] Причём упоминание о том, что такое послание было и что там были слова: «Я считаю своим долгом …подтвердить верность Республики Беларусь и меня, как её президента, рыночным реформам… Предполагаемые конституционные реформы направлены …на устранение …«советской системы», содержится в безусловно лево-патриотическом российском издании – газете «Патриот» № 50 за 1996 г. в статье «С победы-то всё и начнётся» [9].

В интервью корреспонденту правительственной газеты РБ «Республика» за

6 сентября 1996 г. тогдашний зам. главы Администрации Президента, юрист А. Абрамович, обосновывая необходимость внесения изменений в Конституцию 1994 г, заявил в отношении этой Конституции, что она, «во-первых, являлась компромиссной между старыми подходами и стремлением к новому. А, во-вторых, самое главное: она продолжала находиться в советской организации общества…» [10]. Вот таким образом были сформулированы основные задачи предлагаемых изменений в Конституцию республики.

         В газете «Советская Белоруссия» за 30 августа 1996 г. на 1-й странице было помещено обращение к избирателям, подписанное 54-мя депутатами Верховного Совета, в котором содержался призыв поддержать инициативу Президента по проведению референдума, на котором дать ответ, в частности, на вопросы о том, каким быть основному закону и какой должна быть собственность на землю [11].

         До сведения электората – текст президентского проекта Конституции с содержавшимися в нём изменениями и его обращение к народу по поводу вынесения этого проекта на референдум были размещены в номере той же газеты за 31 августа 1996 г. [12].

         Что касается перечня вопросов, которые выносились на референдум, то со стороны Президента предлагался такой их перечень (см.: Референдум в Белоруссии (1996) – Материал из Википедии [13]

  1. О переносе Дня независимости на 3 июля — День освобождения города Минска от гитлеровских захватчиков в Великой Отечественной войне.
  • 2. О внесении изменений и дополнений в Конституцию (предложенных президентом).
  • 3. О введении свободной без ограничений купли-продажи земель сельскохозяйственного назначения.
  • 4. Об отмене смертной казни.

         Таким образом, каждому избирателю по вопросу о внесении изменений и дополнений, предложенных в Конституцию, предлагалось одним ответом: «Да» или «Нет» ответить на Президентский проект Конституции. Проект содержал 9 разделов, 146 статей, причём не было указано, чем редакция каждой статьи, подвергнутой изменению в новом варианте, отличается от редакции 1994 г. Таким образом, каждому рядовому избирателю, если он хотел разобраться в этих различиях, предлагалось произвести эту работу самостоятельно. По-видимому, если инициаторы референдума действительно стремились к тому, чтобы каждый рядовой избиратель действительно получил возможность обоснованно принимать решение, то ему следовало предложить каждую статью отдельным вопросом с указанием различий между действующим и предлагаемым вариантами её текста.

         В противном случае голосование, как и в случае с российским конституционным референдумом 1993 г., приобретало абсурдный характер.

         Но отцы-законодатели как-то пренебрегли этой «мелочью», по-видимому предполагая, что, как иногда приходится слышать от реформаторов- капитализаторов: «пипл (по-английски – народ) всё схавает».

         Если сравнить сегодня тексты Конституции РБ 1994 г. и опубликованного 31 августа 1996 г. проекта, то различий найдётся немало. Значительную часть из них составляют статьи, касающиеся перераспределения полномочий между законодательной и исполнительной властью, вокруг которого в основном и возникло противостояние.

            Но если обратиться к статьям, касающимся формы собственности и взаимоотношения между классами, то, как раз здесь просматривается ряд изменений, на которые именно тогда следовало бы сосредоточить внимание электората.

         Обратимся к этим статьям.

         Что касается опубликованного 31 августа 1996 г. президентского проекта дополнений и изменений, то в нём  по статьям 13, и 44 уже содержались изменения, усиливавшие их буржуазно-реформаторскую направленность.

         Так, статья 13, в которой рассматривался вопрос о формах собственности – ключевой вопрос, касающийся общественного строя, открывалась достаточно категоричной фразой: «Собственность может быть государственной и частной». И далее абзац, где говорится о государственном регулировании экономической деятельности, дополняется фразой о том, что государство  обеспечивает направление и координацию государственной и частной экономической деятельности. Так что, если государственная собственность сохраняется, то ни о каких других видах общественной собственности речь уже не идёт. И в этом наши разработчики президентского варианта изменений и дополнений превзошли даже своих российских коллег, готовивших  Конституцию РФ 1993 г. Там в части 2-й статьи 8 помимо частной упоминались не только государственная и муниципальная, но и «иные формы собственности».

         К тому же в статье 13 появился абзац, согласно которому в перечне видов деятельности, для использования в которой «государство гарантирует всем равные возможности свободного использования собственностью и имуществом» на первом месте указана именно предпринимательская, а уже затем «и иная  незапрещённая экономическая деятельность». Таким образом, на первое место среди экономической деятельности в Основном Законе республики была поставлена именно предпринимательская деятельность, которая, согласно Википедии [14], представляет собой «важнейшее свойство рыночной экономики, пронизывающее все её институты». Кстати, в советском законодательстве предпринимательская деятельность, как известно, фигурировала не в Конституции, а в Уголовном Кодексе в числе экономических преступлений как «частно-предпринимательская деятельность» (например, см. статью 150 УК БССР 1960 г.) [15].

         А сам текст этого нового абзаца уже полностью соответствовал тексту п.1 статьи 34-й Конституции РФ 1993 г.

         В 1-м абзаце статьи 44-й в 1996 г. к словам о том, что «государство гарантирует каждому право собственности», были добавлены слова «и способствует её приобретению». Как известно, собственность, если это собственность на средства производства, принадлежащая каждому, является частной, а приобретать можно только то, что уже имеется в наличии. Таким образом, становится ясно, что эта формулировка означает возложение на государство обязанности содействовать преобразованию общественной собственности на средства производства в частную, т. е. проводить приватизацию, развивать дальше процесс целенаправленного формирования в республике класса капиталистов.

         Уже после того, как до сведения электората был доведён президентский проект (31 августа 1996 г), его разработчики продолжали вносить в него  изменения. В частности, статья 14 была дополнена абзацем о том, что «отношения в социально-трудовой сфере между органами государственного управления, объединениями нанимателей  и профессиональными союзами осуществляется на принципах социального партнёрства и взаимодействия сторон». То есть в Конституцию был включён принцип социального партнёрства, принятый в программе «демократического социализма», разработанной в рамках Социнтерна в противовес марксистско-ленинскому понятию о классовой борьбе в капиталистическом обществе.

         Внесено было дополнение и в статью 5-ю. В редакции 1994 г. 3-й абзац этой статьи содержал запрет на «создание и деятельность политических партий, а равно других общественных объединений, имеющих целью насильственное изменение конституционного строя, либо ведущих пропаганду войны, национальной, религиозной и расовой вражды». А в окончательном виде в этот абзац был дополнительно введён запрет на пропаганду «социальной вражды», своим остриём направленный против того же марксистско-ленинского учения о классовой борьбе в капиталистическом обществе. Именно этот запрет, уже упоминавшийся А. Абрамович в своём интервью газете «Республика» за 18 октября 1996 г. под заголовком «Проект Конституции, предлагаемый Президентом», будет способствовать развитию и укреплению  демократического строя» определил как «важное уточнение», поскольку «обществу необходимо сотрудничество между социальными слоями, а не противостояние» [16].

         Если обратиться к Конституции РФ 1993 г., то в плане запрета на пропаганду социальной вражды можно опять отметить признаки заимствования из неё. Так, в ней согласно п. 2 статьи 19 запрещаются любые формы ограничения прав граждан не только по признакам расовой, национальной языковой или религиозной принадлежности, с чем нельзя не согласиться. Но и (причём на первом месте), по признакам социальной принадлежности. А согласно п. 2 статьи 29, в число видов ненависти и вражды, пропаганда или агитация возбуждения которой не допускается,  на первое место поставлена социальная, а уже затем расовая, национальная или религиозная вражда. Также в числе видов превосходства, пропаганда которого запрещается, на первое место поставлено социальное, а только затем расовое, национальное, религиозное и языковое.

         Содержащий эти изменения окончательный вариант был опубликован в спецвыпуске газеты «Советская Белоруссия» за номером 217 (19527) [17], который, как следует из его выходных данных, был подписан в печать 10-го ноября 1996 г. и выпущен тиражом в 4 миллиона экземпляров, хотя предварительное голосование уже началось 9 ноября. Так что включение этих изменений в текст Конституции по итогам референдума носит признаки процедурного нарушения.

         По-видимому, вышеперечисленные изменения в статьях Конституции под номерами 5, 13, 14 и 44 не должны были встретить одобрения у действительных сторонников социализма. И поэтому те, кто именовал себя коммунистами, должны были представить народу свои обоснованные возражения по этому поводу. Причём, в первую очередь, по каждому из этих изменений (а их было не так уж много) должно было быть дано детальное, аргументированное и популярно изложенное возражение. А также разъяснить, что на документ, содержащий почти полтораста различных статей, требование ответить «Да» или «Нет» противоречит элементарной логике. И возможностей для этого у парламентской фракции Партии Коммунистов Белорусской (ПКБ) численностью в 45 депутатов, [18] каждый из которых имел по одному оплачиваемому помощнику и до пяти помощников – общественников, было возможностей для проведения подобного анализа в тот момент вполне достаточно. А имея две партийные газеты, а также тесные контакты с другими лево-патриотическими объединениями (ДСПС, Союзом Офицеров и Ветеранской организацией) довести эти выводы до лево-патриотической общественности республики. Но это сделано не было.

         Да, действительно, помимо вышеуказанных моментов, в возникшем в 1996 г. противостоянии между законодательной и исполнительной властью немалую роль играл вопрос о перераспределении властных полномочий между ними, который выдвинулся на первое место и заслонил собой вопросы, перечисленные выше. Хотя для коммунистов именно вопросы собственности и взаимоотношений между классами в капиталистическом обществе должны были бы стоять на первом месте. Но получилось по-другому.

         20 июля 1996 г. прошёл расширенный пленум ЦК ПКБ,  на котором было принято заявление, опубликованное в газете «Товарищ» за 26 июля, содержавшее ряд критических замечаний в адрес социально-экономического и внутриполитического курса, проводимого президентской администрацией, и вывод о невозможности поддерживать указанный курс.

         Также, что в соответствии с этим заявлением, фракция коммунистов в Верховном Совете 13-го созыва будет инициировать вынесение на референдум  ряда вопросов, в том числе:

         – Об отношении населения к социально-политическому курсу президента РБ (консультативный);

         – Об избрании глав местных представительных, исполнительных и распорядительных органов власти непосредственно всеми гражданами, проживающими на территории соответствующей административно- территориальной единицы республики (обязательный);

         – Об отношении населения к вопросу купли – продажи земли (обязательный).

         В том же номере было опубликовано информационное сообщение об этом пленуме, а также  развёрнутые информации о выступлениях на нём Калякина и Лашкевича. [18]. О вынесении на референдум проекта крупных изменений в текст Конституции  речи не было.

         В вышедшем в тот же день номере печатного органа БНФ газеты «Свабода»

на 1-й странице появилось совместное обращение руководителей политических партий ко всем гражданам РБ «Об общественно-политической и социально-экономической ситуации в стране» [19], затем приведённое на 2-й странице газеты «Товарищ» за 2 августа [20], под которым подписи тогдашнего первого секретаря ЦК ПКБ С.Калякина и председателя Аграрной партии С. Шарецкого оказались рядом с подписями таких одиозных лиц, как зам. председателя БНФ Ю. Хадыко, председатель ЦК «Народнай Грамады» Н. Статкевич и председатель ОГП С. Богданкевич.

         Тем более, что в числе претензий к Президенту, выдвинутых в этом обращении, оказались и такие, как то, что:

         – задерживается  развитие предпринимательства,

         – задерживается приём в Совет Европы,

         – откладывается ратификация многопланового соглашения с Европейским Союзом,

         – почти нет иностранных инвестиций,

         – и т.д. (под этим «и т.д.» вообще можно понимать всё, что угодно, тем более учитывая политическую позицию таких одиозных лиц, как Хадыко, Статкевич и Богданкевич ).

         В результате среди членов, союзников и сторонников ПКБ возникло непонимание и неприятие позиции Калякина. Это нашло своё отражение  в таких публикациях в газете «Товарищ», как статья В. Козлякова «Опасный вирус горбачёвщины» в номере за 2-е августа [20], а также заявление Молодечненского горкома ПКБ и письмо Героя Социалистического Труда А. Андреева под заголовком «Не понимаю и не одобряю» в номере за 9 августа [21].

         23 августа в газете ПКБ «Товарищ» появилась обширная остатья первого заместителя председателя Верховного Совета РБ, секретаря ЦК ПКБ В. Новикова под названием «Против лома нет приёма…» [22], в которой он изложил свою точку зрения на возникшее противостояние между Президентом  и Верховным Советом 13-го созыва. Однако впервые эта статья увидела свет в появившемся в продаже номере 75-м газеты праворадикальных сил «Народная Воля», причём, как указывалось в редакторской преамбуле к ней, её передал в эту газету лично

Новиков [23]. И такой факт оказался ещё одной обескураживающей неожиданностью для многих членов ПКБ. В результате чего в «Товарище» за 30 августа часть 1-й страницы и почти вся 2-я страница под рубрикой «Правая, левая, где сторона моя» были заполнены откликами на действия Калякина и Новикова. Всего таких откликов было 19. Из них в поддержку Калякина было только три. В остальных действиям Калякина и Новикова давалась  отрицательная оценка [24], причём в одном из них, под названием «Истерика»  отмечалось как негативный факт то, что статья Новикова «Против лома нет приёма…» появилась в печатном органе праворадикальных сил (вместо «Народной Воли» ошибочно была названа газета «Свабода») на три дня раньше, чем в «Товарище».

         В том же номере «Товарища»  на 1-й странице появилась обширная статья В. Новикова (подписи нет, но авторство ясно из текста) «Была без радости любовь, разлука будет без печали», которая по существу свелась к огульной критике ветеранов как таковых и выглядела достаточно бестактной по отношению к ним.

         И в тот же день выходит «Свабода» № 65, содержавшая «Заявление участников «круглого стола», представляющих ведущие политические партии, движения, профессиональные союзы РБ»[25], датированное 28-м августа (14 подписей), где рядом с подписью В. Новикова от ПКБ стояли подписи Л. Борщевского от БНФ, Н. Статкевича от «Грамады», С. Богданкевича от ОГП, Л. Петиной от Белорусской Христианско-Демократической партии.

         Это ещё подлило масла в огонь.

         В результате произошло именно то, что корреспондент российской газеты «Патриот» (тогда являвшейся органом Народно-Патриотического Союза России) Владимир Гревцев назвал, говоря о ПКБ (Партии Коммунистов Белорусской) её «заведомым политическим самоубийством в глазах белорусского народа» (см. его статью «С победы – то всё и начнётся», опубликованную в газете «Патриот» № 50 за 1996 г. на 6-й странице) [9]. А именно, как он отметил: «лидеры ПКБ С. Калякин и В. Новиков подписывают документы о совместном выступлении против «угрозы президентской диктатуры» не только с руководителями правых фракций в Верховном Совете, но и с национал-радикалами из БНФ, который почти единодушно ненавидим белорусскими трудящимися». И с этого момента ПКБ «слилась в глазах народа с компанией антироссийских, прозападных сил, потеряла «лицо» и авторитет, в конце концов её вожди перегрызлись и довели партию до раскола»… Это было действительно добровольное «самоубийство» влиятельной левой силы в Белоруссии на тот период           времени!»…

         …После того, как 31-го августа в газете «Советская Белоруссия» был опубликован президентский проект новой редакции Конституции для выдвижения на референдум, фракциями коммунистов и аграриев в Верховном Совете был 13 сентября в газете «Товарищ» опубликован альтернативный проект [26]. Основным его отличием от варианта 1994. г и президентского проекта было то, что он предусматривал не президентскую, а парламентскую республику. От президентского проекта он отличался тем, что в нём статьи 13 и 44 сохранялись в редакции 1994 г.

         Что же касается голосования за все статьи пакетом, то для принятия и этого альтернативного варианта предлагалась та же (по сути дела абсурдная) процедура голосования, т. е. в этой части он страдал тем же недостатком, что и президентский.          А формулировки статей 1-й, 13-й и 44-й в альтернативном проекте  были абсолютно идентичны варианту Конституции 1994 года.

         Что же касается оценки изменений в статьи 13 и 44, предлагавшиеся в президентском варианте, то детального анализа того, что они усиливают правовую базу буржуазной реставрации, вниманию общественности представлено не было.

         И в опубликованных документах ПКБ по вопросу о выносимых на референдум вопросах эти моменты должного отражения не нашли.

         Так, 13 сентября в газете «Товарищ» было опубликовано выступление С. Калякина, который заявил, что «следует поддержать главу государства в его  праве инициировать проведение республиканского референдума, в котором важнейшим является вопрос о принятии новой редакции Конституции РБ и напомнил, что 4 сентября эту Конституцию назвал «ставящей последнюю точку в вопросе ликвидации советской власти» такой высокопрофессиональный юрист, как А. Абрамович, на совещании по вопросам референдума с руководителями  администраций районов, начальниками отделов, управлений и служб Мингорисполкома. Разделяя эту оценку, Калякин отметил, что с ней ликвидируются остатки народовластия. И далее предложил альтернативный вариант Конституции [26] В чём конкретно состоит антисоциалистическая направленность изменений, содержащихся в президентском варианте, он не сказал. Возможно, для буржуазного парламента и не нужно было это показывать, но для лево-патриотической части электората это было просто необходимо сделать. И это тоже сделано не было.

         5 октября на расширенном пленуме ЦК ПКБ было принято Обращение ЦК ПКБ к народу республики, выполненное в виде листовки, предназначенной для массового распространения [27], а также опубликованное на 1-й странице газеты «Товарищ» № 41 (95) от 11 октября [28]. В этом обращении президентский вариант Конституции был назван откровенно пробуржуазным, узаконивающим неограниченную частную собственность, разделяющую белорусский народ на миллионы бедных и несколько сотен богачей, а также ликвидирующим право граждан республики их объединений на создание и владение общественной собственностью. Но в этом документе не было показано, в чём именно и в каких статьях Конституции предлагаемые президентским проектом изменения ещё усиливают буржуазно-реформаторскую направленность Основного Закона. И что указанные статьи Конституции в этой редакции во многом копируют положения Конституции, навязанной Ельциным и его окружением народу РФ в 1993 г.  Единственное, что было возможно установить по данному вопросу в опубликованном в этом номере информационном сообщении о прошедшем пленуме, это фраза о необходимости придерживаться позиции сохранения общественной формы собственности, но даже она не была выделена в тексте каким-либо образом, хотя бы жирным шрифтом. Зато вся 2-я и левый столбец 3-й страницы этого номера был занят статьёй В. Новикова «Кадры одноразового пользования», с подробным критическим анализом кадровой политики Президента, в которой о перечисленных изменениях в статьях 13-й и 44-й Конституции не говорилось вообще. 

         Было частичное упоминание о недостатках статей 13-й и 44-й в статье «Кому это выгодно?» на 2-й странице «Товарища» № 43 (97) от 25 октября [29]. Но основное содержание публикаций по вопросу о Конституции этих статей не касалось.

         В статье Калякина «Рассудит жизнь» опубликованной в «Товарище» за 15 ноября 1996 г., после того, когда уже был опубликован окончательный вариант президентского проекта, содержавший все вышерассмотренные изменения, касающиеся собственности, предпринимательской деятельности и социального партнёрства, опять об этих конкретных моментах сказано не было.[30].

         И  наконец, в номере 47 (101) «Товарища», вышедшем 22 ноября, т.е., за 2 дня до основного дня голосования, в материалах, посвящённых референдуму в (а их было не менее 7), только в одной статье «Не могу согласиться» (где рассматривалось 6 статей Конституции) было приведено критическое замечание в адрес запрета на «пропаганду социальной вражды».

         Таким образом, со стороны руководства ПКБ не было принято должных мер, чтобы доходчиво, популярно довести до общественности чёткий, марксистско-ленинский анализ изменений, дополнительно внесённых в статью 5-ю и 14-ю.

         А как же повели себя те в руководстве ПКБ, кто не был согласен с позицией Калякина и Новикова?

         16 октября 1996 г. состоялось первое заседание, а также пресс-конференция оргкомитета по воссозданию Коммунистической партии Белоруссии, на которой было оглашено заявление этого оргкомитета. В этом заявлении, подписанном более чем 50 лицами, говорилось, что решение об организации оргкомитета было вызвано отказом руководства ЦК ПКБ от проведения внеочередного съезда ПКБ для уточнения проводимой этим руководством политического курса. В обращении названного оргкомитета  «К бывшим членам КПСС и беспартийным– ко всем, кому не безразлична судьба Беларуси» отмечалось, что большая часть руководства ПКБ «под флагом борьбы за абстрактную демократию вступила в альянс с национал-экстремистами из позняковского БНФ и выразителями интересов «новой» буржуазии, господами Богданкевичем и Карпенко «а фракция ПКБ в Верховном Совете так и не предложила реальной программы социалистического обновления страны, выдвинула на референдум проект буржуазной по сути Конституции» (см. газета «Мы и время» №7(197), подписанный в печать 1-го ноября 1996 г.)[32].

         Правда, в опубликованном в том же номере газеты «Мы и время» отчёте о вышеуказанной пресс-конференции было отмечено, что, по словам В.В. Чикина его, «как коммуниста и человека, не устраивает ни действующая Конституция, ни предложенные на референдум проекты Основного Закона». Но в чём конкретно, разъяснено не было.

         Как известно, 2-го ноября 1996 г. состоялся восстановительный 33-й (1-й)  съезд КПБ. на котором, в частности, было принято решение о поддержании на референдуме президентского варианта изменений в Конституцию. При этом было отмечено, что он страдает рядом недостатков (см. «Мы и время» №8 (198), подписанный в печать 15-го ноября 1996 г.) [33]. Однако о том, в чём состоят эти недостатки, в документах съезда опять-таки сказано не было. И большинство тех, кто перешёл в КПБ, по-видимому, сочли, что речь идёт о каких-то мелких недостатках, не носящих принципиального характера. То есть и с этой стороны избирателям также не было представлено анализа сути предлагаемых в президентском проекте изменений. И поэтому, объективно получилось так, что избирателей призвали проголосовать за вариант, в наибольшей степени укреплявший юридическую основу реставрации капитализма, о чём большинство из них и не подозревало.

         По-видимому, на результат голосования лево-патриотического электората по вопросу о Конституции на референдуме 1996 года серьёзно повлияла истерия, развёрнутая в тот период против Лукашенко как личности целым рядом СМИ белорусских национал-радикалов типа БНФ и откровенных капитализаторов типа Богданкевича и Карпенко, а также их зарубежных аналогов. И поэтому большинство голосовало не за тот или иной вариант Конституции, а именно за Лукашенко, против которого ополчились реакционные силы. К тому же следует учитывать, что в глазах многих личный авторитет Президента к тому времени резко повысился после того, как он в 1995 г. весьма активно поддержал предложения левых сил в отношении отмены коллаборационистской символики, а также в направлении уравнения в правах русского и белорусского языков и утверждения курса на интеграцию с Россией.

         И в этой обстановке мало кто обратил внимание на то, как реагировали на предлагавшийся президентский вариант наиболее рассудительные представители классового противника.

         Достаточно обратиться к опубликованному в газете «Республика» за 27 сентября 1996 г. на 3-й странице в рубрике «Дипкурьер» сообщению о том, что «США не намерены  оспаривать содержание конституционных преобразований в Беларуси» [34]. В этом сообщении говорилось о том, что на встрече с послом РБ в США Сергеем Мартыновым  посол по специальным поручениям в странах СНГ

Дж. Коллинз заверил его, что «США не будут оспаривать содержание конституционных преобразований, выносимых на всенародное обсуждение». И «если после плебисцита буду продолжаться демократические преобразования в стране, то Соединённые Штаты будут только приветствовать состоявшийся референдум».

         Можно также ознакомиться с опубликованным в «Вечернем Минске» от 19 ноября 1996 г. обращением к гражданам Республики Беларусь правления Национальной Ассоциации промышленников и предпринимателей [35]. В этом обращении сообщалось о поддержке «инициативы Президента РБ А.Г. Лукашенко по созданию правовой базы, обеспечивающей выход из кризиса, гражданское спокойствие, мир и стабильность». Там же содержалась положительная оценка таких фактов, как одобрение на всебелорусском народном собрании основных направлений социально-экономического развития Беларуси до 2000 года, указ Президента РБ «О государственной поддержке предпринимательства» и его выступления на съезде деловых кругов Беларуси 26 июля 1996 г., как «создающих новую основу развития предпринимательской инициативы». Обращение завершалось призывом принять участие в референдуме 24 ноября и  поддержать  предложения Президента РБ.

         То-есть, наиболее дальновидные представители отечественной и зарубежной буржуазии, в отличие от многих сторонников социализма, возмущённых действиями Калякина и Новикова и пошедшего у них на поводу большинства ЦК ПКБ, чётко поняли, что вариант, предложенный Президентом, которого, как личность, они на дух не переваривали, объективно более выгоден им именно с классовой точки зрения.

         И именно такой вариант изменений и дополнений в Конституцию республики [36] принят по результатам референдума.

         Если говорить об итогах голосования на референдуме 1996 г. по вопросу об изменениях в Конституции РБ, то, по-видимому, наиболее близкими к истине оказались оценки этих итогов, данные в статье В. Гревцева «С победы-то всё и начнётся», опубликованной в московской газете «Патриот» № 50, вышедшей в декабре 1996 г. [9], а также в докладе председателя Бюро ЦК ВКПБ по Белоруссии и Калининградской области Л. Павлович «Великий Октябрь и контрреволюция в судьбе белорусского народа», опубликованном в газете «Вперёд» №12 (45) за декабрь 1997 г [37].

         Согласно оценке Гревцева, принятый на референдуме проект Конституции:

         – безусловно закрепляет буржуазный строй в Белоруссии;

         – столь же безусловно закрепляет буржуазный суверенитет Белоруссии и распад СССР;

         – на 90 процентов повторяет Конституцию РФ 1993 года, которую Ельцин навязал народу России, расстреляв Верховный Совет.

         Согласно оценке Павлович «В отличие от России, где Верховный Совет был расстрелян, в Белоруссии Советская власть ликвидирована с помощью более изощрённой обработки народных масс. Не разобравшись в сути предложенной Президентом Конституции, большая часть населения проголосовала за неё, вручив ему мандат на ликвидацию Верховного Совета РБ, хотя он уже не соответствовал по сути высшему органу подлинной Советской власти. От власти была отстранена компрадорская буржуазия, на политическую арену вышла национальная буржуазия. А реформы, начатые компрадорами, продолжаются, ибо у буржуазии путь один – капитализм»

         И слова Павлович о продолжении реформ, начатых компрадорами, не просто слова. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с тем, как это реализуется в республиканском законодательстве и направлении развития республики.

         1. В плане реализации положения статьи 13 о том, что «собственность может быть государственной и частной», в принятом в 1998 г. Гражданском Кодексе РБ (№218-З от 7.12.1998 г.) имеется статья 1141, согласно которой  «Коллективные предприятия, а также предприятия, имущество которых является собственностью иных юридических и (или) физических лиц, а указанным предприятиям принадлежит на праве полного хозяйственного ведения, до 1 июля 2000 года, а арендные предприятия – не позднее месяца по истечении договоров аренды, заключенных до дня официального опубликования Кодекса, должны быть преобразованы в иные предусмотренные Кодексом виды юридических лиц либо ликвидированы» [38]. И результаты изменения в статью 13 Конституции и в статью 1141 Гражданского Кодекса не заставили себя ждать. Так, уже в 2001г в статье ” Еще в полях белеет снег” (см. “7 Дней” за 7 марта 2001г”) [39] отмечалось, что за предыдущие 5 лет 297 колхозов и совхозов были преобразованы в коллективно-долевые сельхозпредприятия, акционерные общества, агрофирмы… Акционировано 80% предприятий переработки… Реформирование на селе дол-жно иметь свое продолжение.” О том, как осуществлялось это реформирование, с удовольствием сообщала в свое время “Народная Воля” за 20 октября 2000 г. [40]: “В Несвижском районе не осталось по существу ни одного колхоза. Все они стали акционерными обществами, агрофирмами. ИЗМЕНИЛАСЬ СУЩНОСТЬ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ (выделено нами – ред.). Кстати, и советских названий больше нет, они заменены на местные. “Ленинский путь” на “Лань”, им. Калинина на “Снов».

В своем выступлении на пресс-конференции: “Страна, где хочется жить и работать” (см. спецвыпуск “Советской Беларуси” за 21 июля 2004 г., с.5) [41], Президент говорил:  «Мы за частную собственность, но прежде всего созданную самим человеком… Не против мы и приватизации, но за приличные деньги, если вы хотите действующее предприятие приватизировать». Как может человек  честным трудом заработать столько денег, чтобы приватизировать более или менее крупное предприятие, остается только гадать.

О том, в каком направлении мыслит Президент дальнейшее развитие сельского хозяйства, можно уяснить из материалов той же пресс-конференции: «Мы пошли на то, чтобы привлечь в сельское хозяйство частный капитал, притом на таком радикальном уровне, о котором могут мечтать только самые передовые государства (там же, с.2). И хочу сказать, что частная собственность на землю и на средства производства на селе вещь положительная. (там же, с 6). Во всем мире наивысший эффект дает крупное сельскохозяйственное товарное производство. Поэтому, вот когда встал вопрос о приватизации собственности колхозов и совхозов – но не земли, у нас частной собственности на землю нет – я  категорически запретил делить колхозы и совхозы – в целом берите хозяйство и работайте. Хотите приватизировать плохое хозяйство, нерентабельное …пожалуйста, берите. МЫ ДАЖЕ ПОДТАЛКИВАЕМ ЭТИ ПРОЦЕССЫ (выделено нами – ред.) (там же, c.6).                                                                                                                                               

Остается задать себе вопрос: как назвать человека, имеющего в

собственности крупное сельскохозяйственное предприятие в целом. Это уже не фермер. Это – помещик. Правда, земля с\х назначения пока в руках государства; но, как видно из вышеприведенного выступления “частная собственность на землю… вещь положительная”. Так что, по-видимому, соответствующие изменения в законодательстве рано или поздно будут введены.

         Если обратиться к статье «Государство поддержит всех, кто хочет и умеет работать на земле» (СБ, 30.07. 2016, сс. 1-2) [42], посвящённое рабочей поездке Президента в Логойский район, то там приведены сведения о том, что с 1995 по 2015 год общая площадь земли в фермерских хозяйствах увеличилась втрое, а средний размер участка за это время вырос в 3.6 раза и составил около 75 гектаров. Там же приведён пример фермерского хозяйства «Цнянские экопродукты». За пять лет до этого  руководитель этого хозяйства В. Адамович начинал свой бизнес с 300 гектаров земли, а на момент появления статьи общая земельная площадь его сельхозугодий составила 1200 гектаров (!!!).

         Что касается частной собственности на землю, то, хотя до настоящего времени её в республике нет, обещания её ввести уже даются на самом высоком уровне. Так, при посещении фермерского хозяйства М. Шруба в Житковичском районе Президент заявил о возможности приватизации земель сельскохозяйственного назначения («7 Дней»  за 2 сентября 2010 г.)[43].

Как сообщило 2 мая 2015 г. в интернете БЕЛТА, в этот день на встрече  с фермерами Могилёвской области в агрогородке «Александрия»,[44] Президент  заявил, что время частной собственности на землю в Беларуси ещё не пришло.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                          

Но «мы этот вопрос будем рассматривать, если это при мне будет, то я гарантирую, что вы будете первыми, кто получит право частной собственности на землю. Придёт время и этот вопрос будет решён. Если у

нас  законодательства в этом плане не хватает, мы его дополним. Главное – незыблемость права частной собственности».

         2. Что касается реализации изменения, внесённого в статью 13 , согласно, которому провозглашается приоритет предпринимательской деятельности, а также изменения, внесённого в статью 44, согласно которому государство должно содействовать приватизации, то и в этом направлении наблюдается заметное развитие. В 1996г. были приняты “Основные направления социально- экономического развития РБ на 1996-2000 гг.”, в которых имелся целый раздел “Разгосударствление и приватизация”. Согласно этому разделу планировалось: завершить приватизацию малых предприятий и активизировать процесс разгосударствления крупных предприятий, как переходный этап к их приватизации” (см. “Республика” за 18 октября 1996 г.) [45]. Сказано было, как видите, достаточно ясно.

            Как известно, процесс приватизации в республике начался с объектов коммунальной собственности. И если по состоянию на начало мая 1996г. (см. “7 Дней” за 4 мая 1996 г.) [46]  по данным Мингосимущества в республике было приватизировано только 10% объектов коммунальной собственности, то по состоянию на апрель 2000г. по данным того же ведомства (см. “7 Дней” за 10 июня 2000 г.) [47] в торговле было приватизировано 70% объектов, в сфере общепита – 51%, в бытовом обслуживании – 31%. Что касается экономики республики в целом, то в январе-сентябре 2000г. по словам тогдашнего премьер-министра Ермошина (см. “Национальную экономическую газету” за 22 ноября 2000 г.) [48] доля негосударственных предприятий  составила 43% общего объема промышленного производства, свыше 67% подрядно-строительных работ, свыше 74% розничного товарооборота. На встрече с деловыми кругами республики 19 октября 2001г. Президентом было заявлено, что в республике более 40% от занятых работают на предприятиях негосударственной формы собственности и производят около 44% промышленной продукции и 67% потребительских товаров. (см. “Вечерний Минск” за 23 октября 2001 г.) [49].

          В 2002 г. началось акционирование крупных промышленных предприятий. По состоянию на май 2002 г. (см. “Ва-банкъ” за 27 мая 2002 г.) [50] завершалось акционирование четырех предприятий концерна “Белнефтехим”: ПО “Нафтан”, “Полимир”, “Азот”, “Белшина”, Всего в 2002 г. намечалось реформировать 192 предприятия, в т.ч. крупные: ПО “Горизонт”, Полоцкое ПО “Стекловолокно”, Лидский завод электроизделий, “Могилевтрансмаш” и др. К сентябрю. 2004 г. в концерне “Белнефтехим” в открытые акционерные общества преобразовано 19 объектов, в Министерстве промышленности 25 и т.д. (см. “7Дней” за 16 сентября 2004г.) [51]. В процессе приватизации появились и частные унитарные предприятия. Так, по состоянию на январь 2003 г. (согласно телефонного справо-чника Министерства промышленности РБ) [52] имелись, в частности, унитарные частные предприятия: “Институт цифрового телевидения “Горизонт”, производственное предприятие “Кабельное и спутниковое телевидение «Горизонт»,  строительное предприятие “Горизонтпроектстрой”, комбинат общественного питания “Горизонт”.

         В результате в республике 2004 г. уже не менее 59% продукции производилось на предприятиях негосударственной формы собственности, в объеме строительных и ремонтно-строительных работ – почти 70%, в объеме розничного товарооборота – почти 80% (см. “Республика” за 13.03.2004 г. [53] и ”  Дней” за 16 сентября 2004 г. [51]  По-видимому, не так уж неправ был тогдашний председатель Палаты Представителей В. Попов, когда заявил, что утверждения некоторых СМИ о неразвитости частного  сектора нашей экономики являются, мягко говоря, дезинформацией общественного мнения (см. “Республика” за 13 марта 2004 г.) [53].

        Согласно постановлению Совета Министров РБ № 743 от 17 октября 2018 г. утверждена Стратегия развития малого и среднего предпринимательства (МСП) на период до 2030 г.[54]. Как было сказано в главе 1 этого документа,  «настоящей Стратегией определены направления развития МСП на среднесрочную и долгосрочную перспективу, создания благоприятных условий  формирования и функционирования предпринимательской среды, обеспечения согласованных действий  органов государственной власти различных уровней и бизнеса.

         А в начале 1-го абзаца главы 2-й указано, что «МСП является важнейшей составляющей рыночной экономики…».

         В этом документе также говорится, что на момент его составления в составе белорусского малого и среднего бизнеса числилось «110 тысяч юридических лиц, почти четверть миллиона (236 тыс.) индивидуальных

предпринимателей и 54,3 тысячи физических лиц, привлекаемых индивидуальными предпринимателями по трудовым и гражданско- правовым договорам. Каждый третий работник занят в секторе МСП»…

         В конце 2017г. главой государства принят ряд нормативных правовых актов, направленных на развитие предпринимательской инициативы, стимулирование деловой активности и исключение излишних административных барьеров, предъявляемых к субъектам хозяйствования. Создана и действует сеть субъектов инфраструктуры поддержки МСП, состоящая на 1 июля 2018 г. из 99 центров поддержки предпринимательства и 27 инкубаторов малого предпринимательства.

         В числе двух новых глобальных задач, стоящих сегодня перед республикой, указаны:

         Первая задача, поставленная главой государства – создание стабильных, комфортных и предсказуемых условий ведения бизнеса.

         Вторая важнейшая задача – к концу следующей пятилетки ВВП должен составить не менее 100 млрд. долларов США. И в достижении поставленной цели на МСП сделана высокая ставка.

         В числе подразделов главы 4-й имеются, в частности, такие:

         – сокращение государственного регулирования и повышение степени экономической свободы;

         –  формирование в обществе позитивного  имиджа предпринимателя и предпринимательской деятельности.

         Таким образом, налицо достаточно развёрнутая программа формирования среды мелкого производства, той самой, которая по выражению В.И. Ленина «порождает капитализм ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе» (ПСС, т.  41 с. 6) [55].

  • Если обратиться к тому, как были реализованы изменения, внесённые по итогам референдума 1996 г. в 5-ю и 13-ю статью Конституции, то здесь также приходится констатировать наличие результатов.

Так, во исполнение дополнительно введённого в статью 14 Конституции требования о социальном партнёрстве к числу основных задач Трудового Кодекса РБ, вступившего в силу 1 января 2000 г., согласно ст. 2 этого закона отнесено «развитие социального партнерства между нанимателями (их объединениями), работниками (их объединениями) и органами государственного управления» [56].

         Что касается дополнительно введённого в статью 5 Конституции запрета на пропаганду социальной вражды, то в 1988 г. был принят Закон о выборах местных советов депутатов РБ (№ 220-3 от 23 декабря 1998 г.), в котором фигурировала статья 45, согласно которой к числу того, чего не должна была содержать программа кандидата в депутаты, были отнесены призывы к социальной вражде, а также статья  49, согласно которой к числу того, что запрещалось, была отнесена агитация или пропаганда социального превосходства, а также выпуск и распространение сообщений и материалов, возбуждающих социальную вражду [57].

         Вышеуказанный закон, как известно, утратил силу с вводом в действие Избирательного Кодекса РБ (№ 370-3 от 11 февраля 2000 г.) который регламентировал порядок выборов депутатов всех уровней и Президента РБ, а также порядок проведения референдума.

         Но в этом Кодексе имеются статьи 47-я и 75-я.

         Согласно статьи 47 в число того, что запрещается при проведении предвыборной агитации или агитации по референдуму, включена агитация или пропаганда социального превосходства, выпуск и распространение сообщений и материалов, возбуждающих социальную вражду. 

         Согласно статьи 75-й в числе того, чего не должна содержать предвыборная

программа кандидата в Президенты или в депутаты, фигурируют призывы к социальной вражде [58].

         Можно также обратиться к последней редакции Закона «О противодействии экстремизму» (№ 203-3 от 4 января 2007 г.), оформленной как ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ об изменении законов по вопросам противодействия экстремизму (№104-3 от 14 мая 2021 г.) [59].

         В статье 1 рассматриваемого закона под названием: «Основные термины, применяемые в настоящем Законе, и их определения» в обширном числе признаков экстремизма (экстремистской деятельности) фигурируют: «разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни», а также «организация и осуществление массовых беспорядков, актов вандализма…и т.п. по мотивам  расовой, национальной, религиозной или иной социальной вражды или розни» и «пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности  граждан по признаку их социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой группы».

         Так что, как видим, отрицательное отношение лиц наёмного труда к классу буржуазии юридически объявляется преступным и, соответственно, наказуемым.

         Таким образом, любая попытка призвать проголосовать за кандидата, относящегося к числу лиц наёмного труда: рабочего, полевода, механизатора, инженера, врача, учителя и т.д., а не голосовать за кандидата,  

эксплуатирующего наёмный труд, официально признавалась и признаётся незаконной и недопустимой.

         Аналогично, если предлагается принятие нормативного акта, ущемляющего интересы лиц наёмного труда в интересах работодателей (а характерным примером  такового является повсеместное применение контрактной системы), то при его обсуждении и оценке ссылка на это может рассматриваться как противозаконная.

         Такой подход создаёт правовую базу для того, чтобы объявить экстремистскими и подлежащими запрету труды классиков марксизма-ленинизма, так как они характеризуются чётким классовым антикапиталистическим направлением и, тем более, рассматривают необходимость установления диктатуры пролетариата. 

         И в этом отражены опасения тех, кто превратился за годы перестройки и постперестроечное время из классового врага в уважаемого человека. Достаточное впечатление об этом можно почерпнуть из опубликованной в газете «СБ. Беларусь сегодня» за 22 января 2021 г. статьи Е. Кукшинской, «На земле всегда можно заработать» [60], основу которой составляет беседа автора статьи  с депутатом 6-го Всебелорусского Народного Собрания, главой частного фермерского хозяйства из агрогородка Сидоровичи Могилёвского района Сергеем Куцановым. Статья открывается сообщением о том, что: «с каждым годом вклад частного сектора в экономику страны в целом и Могилёвской области в частности растёт. Поэтому вполне закономерно, что среди избранников на всенародное вече (речь идёт о 6-м Всебелорусском Народном Собрании, проходившем в 2021 году) немало бизнесменов и фермеров. Руководитель частного хозяйства из агрогородка Сидоровичи Могилёвского района Сергей Куцанов – один из них».

         Далее идёт собственно текст статьи, из которого мы узнаём, что собой представляет это хозяйство в настоящее время, как оно возникло и развивалось, каков гражданский статус самого Куцанова, к чему он стремится и чего опасается.

         В настоящее время его предприятие выполняет следующие работы:

         – изготавливает срубы;

         – специализируется на рыбоводстве,

         а недавно в его составе возникла плантация голубики.

         Начинал когда-то с аренды сарая у собственного отца: один станок и трое рабочих. То есть с обычного мелкого частного производства, основанного, по-видимому, на использовании наёмного труда. Со временем предприятие разрослось до почти полутора сотен работников.

         Правда, далее Куцанов отмечает, что «пришлось сменить стратегию бизнеса». В связи с тем, что «сейчас на селе рабочие руки на вес золота». Сколько всего у него сейчас наёмных рабочих, он не сказал, ограничился тем, что «на деревообработке осталось 15 рабочих». Сколько на рыбоводстве и голубике, он не назвал. Далее. Правда, говорит, что, допустим, у него на производстве заняты 20 человек. Пусть это даже всего 20. Но это уже работодатель, на которого работают 20 наёмных работников.

         На территории Сидоровичского сельсовета семь частных предприятий и фермерских хозяйств. И, по мнению Куцанова, такие производства с высокооплачиваемыми рабочими местами могут стать той самой точкой роста для возрождения деревни.

         Что, по его мнению, мешает, например, дальнейшему развитию рыбоводства. А то, что при аренде прудов «из-за загвоздок в законодательстве мы имеем право арендовать только воду, но не гидротехнические сооружения. А значит – ничего не можем построить: инвесторы опасаются вкладывать деньги».

         Считает, что государство должно заинтересовывать и поддерживать  инициативных предприимчивых людей, которые хотят работать на земле. 

          Вот такая ситуация. Мы слышим опять о преимуществах рыночной экономики.

         Немаловажен и такой факт. Оказывается, он является депутатом райсовета. И высказывается за необходимость дать больше полномочий Советам депутатов в решении хозяйственных вопросов.

         В газете «СБ. Беларусь сегодня» за 18 февраля 2017 г. была помещена статья  Н. Мартынова «Время делать бизнес» [61], в которой немало говорилось об успехах его предприятия и о полезности рыночной экономики вообще.

         Автор статьи – владелец и генеральный директор холдинга «Белорусская кожевенно-обувная компания «Марко», член Совета по развитию предпринимательства. На предприятиях  «Марко» по состоянию на момент публикации статьи работало 5,5 тыс. человек. К концу года предполагалось, что начнёт работу ещё одно предприятие фирмы, на котором получат еще около 500 человек. К тому же он являлся членом Совета Республики Национального Собрания РБ.

         Остаётся вспомнить советскую историю. Каково было тогда правовое положение лиц подобных Куцанову, Мартынову и другим? До тех пор, пока они ещё существовали на советской земле.

         К числу граждан СССР, которые вплоть до 1936 г. были лишены права избирать и быть избранными, относилось 8 категорий в том числе [62]:

            а) лица, прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли;
            б) лица, живущие на нетрудовой доход, как то: проценты с капитала, доходы с предприятий, поступления с имущества и т. п.;
            в) частные торговцы, торговые и коммерческие посредники.

         Как видим, такие лица  и им подобные не только не могли быть избраны ни

в один из выборных органов власти, но и вообще не имели права голоса. А сейчас  таким дорога во власть открыта. И не только на уровне райсовета.

         Больше всего, по заявлению Куцанова, его «тревожит возможность того, что всё то, что было построено за годы независимости», может быть за один месяц переломлено через колено». Вот, прежде всего в интересах таких лиц, и осуществляется реставрация капитализма в республике. И зачастую под маской всенародного референдума трудящимся, лицам наёмного труда подсовывают законодательные меры, направленные против их классовых интересов, против любых попыток возврата на путь реального, а не «рыночного» социализма, который нам уже более 30 лет навязывают с упорством, достойным лучшего применения

         Что можно сказать в заключение настоящей статьи? Хочется надеяться, что приведённые выше примеры из опыта референдумов 1991 и 1996 гг. позволят читателям понять, как, используя вполне понятную недостаточную компетентность и политическую информированность значительной части субъективно честных рядовых избирателей, инициаторам и кукловодам буржуазных реформ удавалось выдать результаты референдумов за всенародную поддержку этих реформ. А также, что многое из того, на что должно было быть своевременно обращено внимание избирателей, до их сведения доведено не было, что существенно повлияло на результаты голосования.

         Чтобы такое не повторилось вновь, представляется целесообразным при вынесении на референдум вопросов, касающихся Конституции, соблюдать следующие требования:

         1. На референдуме допускается вынесение под один ответ только одной, отдельной статьи Конституции.

         2. Одновременно на рассмотрение может выноситься не более 3-4 статей Конституции. А лучше вообще по одной.

         3. Формулировка текста выносимой на референдум статьи должна быть предельно точной и не допускать произвольного, особенно расширительного, толкования.

         4. Между публикацией предлагаемого для голосования окончательного текста выносимой на референдум статьи и началом предварительного голосования должен быть промежуток времени не менее месяца, с тем, чтобы рядовой избиратель мог детально ознакомиться как с текстом, так и с публикациями по этому поводу.

         5. В бюллетене для голосования должен быть приведён полный текст статьи, за которую предлагается голосовать, Если речь идёт о замене прежнего текста на новый, то в бюллетене должны быть приведены как заменяемый, так и предлагаемый тексты статьи.

         6. В бюллетене для голосования должны быть кроме вариантов «Да» и «Нет» ещё вариант « Затрудняюсь ответить».

         И только в этом случае можно надеяться, что референдум будет представлять собой действительно всенародное волеизъявление. По существу, а не формальное. И это должно быть законодательно оформлено ещё до начала следующего референдума, на который будут вынесены вопросы, касающиеся изменений в Основном Законе республики.

                                               Обозреватель

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

         1. Всесоюзный референдум о сохранении СССР.–  Организация референдума – Википедия

         2. Конституция БССР (принята 14 апреля 1978 г. Мн.: Беларусь, 1987

         3. Конституция Республики Беларусь.  Мн: Полымя, 1994

         4. «СБ Советская Белоруссия» №199 (24334) 22 октября 2013 г, сс. 1 -2

         5. Конституция Российской Федерации М. Норма, 2004

         5а. Конституция Российской Федерации. Раздел: Конституционные поправки и пересмотр Конституции – Википедия

         6. Сталин И.В, «О проекте Конституции СССР», Вопросы Ленинизма,  изд.11, ОГИЗ. Госполитиздат, 1939, сс.530-531

         7. «Народная газета» 6 августа 1996 г., с.2

         8. «Белгазета» 6 августа 2021 г., сс. 1-3

         9.  «Патриот»  № 50, декабрь 1996 г., сс.1;6;16

         10. «Республика»  6 сентября 1996 г, с. 2

         11. «Советская Белоруссия» 30 августа 1996 г.,с.1

         12. «Советская Белоруссия» № 168(19478) 21 августа 1996 г., сс.. 1-2

         13. Референдум в Белоруссии (1996). Материал из Википедии, сс.1-3

         14. Предпринимательство. Материал из Википедии, сс. 1-2

         15. Уголовный Кодекс БССР , принят 29.12.1960 г. с.1 ; статьи1-2 и статья 150

         16. «Республика»  18 октября 1996 г., с.2

         17. «Советская Белоруссия» № 217 (19527) ( специальный выпуск, подписан к печати 10 ноября 1996 г.)  сс. 1-3

         18. «Товарищ»  № 30 (84) 26 июля 1996 г., сс 1-2

         19. «Свабода»  № 55  26 июля 1996 г., с.1

         20. «Товарищ»  № 31 (85) 2 августа 1996 г., с. 2

         21. «Товарищ»  № 32 (86) 9 августа 1996 г., с. 2

         22. «Товарищ»  № 34 (88) 23 августа 1996 г., сс.1-2

         23. «Народная Воля»  № 75 август 1996 г., сс.1-4

         24. «Товарищ»  № 35 (89) 30 августа 1996 г., сс.1-3

         25. «Свабода»  № 65  30 августа 1996 г., с.1

         26 «Товарищ»  № 37  13 сентября 1996 г., сс.3-4

         27. Обращение ЦК ПКБ к народу Беларуси (принятое на расширенном                                    пленуме ЦК  5 октября 1996 г.)

         28. «Товарищ»  № 41 (95)  11 октября 1996 г., сс. 1-3

         29. «Товарищ»  № 43 (97)  25 октября 1996 г., с.1

         30. «Товарищ»  № 46 (100) 15 ноября 1996 г., с 1

         31. «Товарищ»  № 47 (101) 22 ноября 1996 г., сс. 1-2

         32. «Мы и Время»  № 7 (197)  ноябрь 1996 г., сс.1-2; 8

         33. «Мы и Время»  № 8 (198)  ноябрь 1996 г., сс.1-3; 5; 8

         34. «Республика»  27 сентября 1996 г. с.3

         35. «Вечерний Минск»  19 ноября 1996 г., с.1

         36. Конституция РБ с изменениями и дополнениями 1996 г., титульный лист; статьи 4-7; 12-13

         37. «Вперёд» №12 (45)  декабрь 1997, сс.2-3

         38. Гражданский Кодекс РБ ( №218-3 от 7.12.1998 г,) статья 1141                        (распечатка)

         39.  «7 ДНЕЙ» 7 марта 2001 г., с.5

         40. « НАРОДНАЯ ВОЛЯ» 20 октября 2000 г., с.1

         41. «СБ БЕЛАРУСЬ СЕГОДНЯ» 21июля 2004 г.,сс.2; 5-6

         42. «СБ БЕЛАРУСЬ СЕГОДНЯ»  № 145( 25027) 30 июля 2016 г.сс.1-4

         43. « 7 Дней» 2 сентября 2001 г.,с.2

         44. Время частной обственности на землю в Беларуси ещё не Пришло –  Лукашенко ( 02 мая 2015)

         45. «Республика»  18 октября 1996 г., сс. 5-6

         46. «7 Дней» 04 мая 1996 г., с.2

         47. «7 ДНЕЙ». 10 июня 2000 г., с. ??

         48. « НАЦИОНАЛЬНАЯ  ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА» 50( 417) 22 ноября 2000 г. сс.1; 4

         49. «ВЕЧЕРНИЙ МИНСК» 23 октября 2001 г., с.3

         50. «Ва-Банкъ»  27 мая 2002 г., с.2

         51. «7 Дней»  16 сентября 2004 г., с.3

         52. ТЕЛЕФОННЫЙ СПРАВОЧНИК МИНИСТЕРСТВА ПРОМЫШЛЕННОСТИ РБ  Минск, 2003 г., титульный лист; сс. 136 -139

         53. Республика»  13 марта 2004 г., с.5

         54. Постановление Совета Министров РБ № 743 от 17 10.2018 г. , сс. 1-8

         55.   Ленин В.И. ПСС, т 41, с.6

         56. Трудовой Кодекс РБ № 269 -3 от 26 июля 1999 г,  статья 2 ( распечатка)

         57. Закон о выборах местных Советов РБ № 220-3 от 23 декабря 1998 г. , статьи 45 и 49 ( распечатка)

         58. Избирательный Кодекс РБ № 370-3 от 11 февраля 2000 г.,статьи 47 и 75

(распечатка)

         59. Закон РБ «О противодействии экстремизму» № 203-3 от 4 января 2007 г., статья 1

         60. Кукшинская Е. На земле всегда можно заработать mogilev- region.gov.by

         61. «СБ Советская Белоруссия»  № 28(25163) 10 февраля 2017 г.,  Время делать бизнес

         62. Лишенцы – Материал из Википедии

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*