КОНЦЕПЦИЯ «УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ» И СОВРЕМЕННЫЙ МИР

А.В. Кузнецов

кандидат философских наук, доцент,

В.В. Кузнецов

кандидат философских наук,

доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин

учреждения образования «Белорусский

государственный педагогический университет

имени Максима Танка»

В ночь на 24 февраля 2022 года, по мнению многих политических аналитиков, начался новый этап исторического развития, который будет характеризоваться крайней экономической и социально-политической нестабильностью. Поэтому понятие «устойчивое развитие», которое с 2010-х годов стало все меньше употребляться в мировой аналитике, окончательно потеряло свое значение.

Как известно, понятие «устойчивое развитие» является русским переводом английского выражения «sustainable development». Это английское выражение впервые появилось в докладе созданной при ООН Всемирной комиссии по окружающей среде и развитию во главе с бывшим премьер-министром Швеции Гру Харлем Брундтланд. Появление данного понятия именно в этот период времени было обусловлено двумя важными обстоятельствами. Во-первых, в конце 1960–1970-х гг. начался так называемый процесс разрядки международной напряженности. Между СССР и США был заключен ряд фундаментальных соглашений по ограничению роста ядерного оружия и по нераспространению этого оружия, который поддержали и другие страны. Поэтому, как казалось в то время, на вторые места в международной повестке дня была отодвинута возможность ядерной войны. Во-вторых, 1970-е годы – это время становления и бурного развития экологического движения в Западной Европе и США. Во многом возникновение и рост движения так называемых «зеленых» был обусловлен публикацией первого доклада Римского клуба «Пределы роста». В результате анализа динамики мирового развития, проведенного в начале 1970-х гг. группой ученых во главе с Д. Медоузом, было выяснено, что даже если атомная война будет предотвращена, человечеству серьезно угрожают загрязнение окружающей среды, демографические диспропорции, антропологический кризис и другие глобальные проблемы. Эти проблемы могут привести к краху техногенную цивилизацию и поставить будущее всего человечества под вопрос. Именно поэтому проблемы охраны окружающей среды стали постепенно выходить на первое место в общественном сознании и социально-гуманитарных дисциплинах.

Комиссия Г.Х. Брундтланд подготовила основные документы, предусматривающие не только решение чисто экологических проблем, но и решение многих социальных проблем (помощь слаборазвитым странам со стороны развитых стран Запада, решение проблем бедности, неграмотности, миграции и т.д.). Прошедшая в 1998 году в Рио-де-Жанейро конференция ООН по проблемам устойчивого развития, на которой присутствовали главы государств и правительств, приняла за основу экологическую и социально-экономическую программу Г.Х. Брундтланд.

Казалось, что распад СССР не только не сорвет план по устойчивому развитию, но и будет способствовать реализации этого плана, поскольку для большинства социальных теоретиков, придерживающихся идей либеральной демократии, распад СССР и победа США в «холодной войне» означали эру стабильности и подлинного устойчивого развития человечества. Не только для Ф. Фукуямы, но и для большинства либеральных теоретиков после 1991 года наступил «конец истории», то есть конец социально-классовой и политической борьбы как внутри отдельных государств, так и на международной арене. Этим теоретикам казалось, что наступила эпоха устойчивого развития человечества без социальных катаклизмов и международных конфликтов. Им также казалось очевидным, что США как оплот либерализма должны лидировать в современном мире. Лишь небольшая часть социальных мыслителей, к которым можно отнести И. Валлерстайна, Ж. Деррида, А. Зиновьева и др., указывали на противоречия глобализирующегося капитализма, которые рано или поздно проявятся в процессе социально экономического развития. Эти противоречия сказались также на решении глобальных проблем: экологического кризиса, роста неравенства развивающихся и развитых стран и т.д.

Прошедшая в 2002 году конференция в Йоханнесбурге, посвященная проблемам устойчивого развития, должна была подвести итоги выполнения за десять лет программы решения экологических и социальных проблем, принятых на конференции в Рио-де-Жанейро. Однако она окончилась полным провалом. Еще до начала конференции в Йоханнесбурге известный российский ученый и общественный деятель В.И. Данилов-Данильян отмечал следующее: «Много говорили о Рио и о Йоханнесбурге. Я хочу подчеркнуть одну мысль, которая здесь уже звучала, но, может быть, не так сильно акцентировалась, как мне хотелось бы. За два года до Рио, за год до Рио, за полгода до Рио казалось, что грядет выдающееся мировое событие. Все ожидали от Рио глубоких перемен, конкретных, практических сдвигов. За полгода до Йоханнесбурга от него никто ничего не ждет. Совершенно ясно, что конференция в Йоханнесбурге уже провалена, задолго до ее открытия. Никаких документов, за которые можно дать хотя бы ломаный грош, для нее не подготовлено и уже ясно, что не будет подготовлено. Нет ничего похожего на “Повестку дня на XXI век”, на Конвенцию по климатическим изменениям и Конвенцию о сохранении биологического разнообразия, которые были открыты для подписания в Рио, или хотя бы на “Лесные принципы”, которые там были приняты. Для Йоханнесбурга подготовлены, во-первых, пустой, ничего нового не содержащий проект политической декларации, во-вторых, обзор “прогресса” за десять лет и, в-третьих, перечень проблем, над которыми стоило бы работать, но это жест отчаяния, когда по существу предложить нечего» [1, с. 84].

В своей лекции по проблемам устойчивого развития, прочитанной в 2015 г., Данилов-Данильян с горечью отметил, что и через 20 лет ничего не изменилось после конференции в Рио-де-Жанейро.

На наш взгляд, распад СССР и полное социально-экономическое и идейно-политическое господство Запада во главе с США на мировой арене в 1990-е гг. лишь обнажили те противоречия глобализирующегося капитализма, о которых мы говорили на предыдущей конференции [2]. Эти противоречия можно свести к следующему, с одной стороны, современное человечество действительно превратилось, как это предсказывал еще в начале XX века В.И. Вернадский, в космическую силу природы. Человек поставил себе на службу, социализировал, превратил в силы самого общества колоссальные силы природы. С другой стороны, человечество остается разделенным, – как и сто, и двести, и т.д. лет назад, – на Запад и Восток, Север и Юг, развитых и развивающихся, богатых и бедных, угнетающих и угнетенных, взаимно ненавидящих и страшащихся друг друга. Таким образом, чем интенсивнее человечество превращается в космическую силу природы, чем больших успехов достигает научно-технический прогресс при сохраняющихся социальных отношениях, тем ужаснее становятся опасности, грозящие его собственному существованию.

В современном мире идет беспощадная борьба за лидерство в экономической и социально-политической сферах. С точки зрения многих мыслителей, и Первая, и Вторая мировая война были борьбой за лидерство в капиталистической мир-системе между Германией, Англией и США. В результате именно США во второй половине XX в. стали лидером этой системы.

Однако США в течение 2000–2010 гг. постепенно теряли свое лидерство в международных делах. Крушение башен близнецов в Нью-Йорке, неудачная война в Ираке, которую не поддержали даже ближайшие союзники США, колоссальный экономический рост Китая, который, с точки зрения некоторых экономистов, уже обогнал США по промышленному производству, вызов США со стороны Российской Федерации, ведущей борьбу за социально-политическое лидерство на постсоветском пространстве, провал системы социального обеспечения США в борьбе с пандемией коронавируса, наконец, позорное бегство армии США в 2021 году из Афганистана – всё это вехи утраты лидерства США в международных делах и в мировом общественном мнении. С точки зрения ряда социальных теоретиков и экономистов, ближайшие годы будут годами борьбы за социально-экономическое лидерство между США и Китаем в современной мир-экономической системе. Как отмечают эти теоретики российско-украинский военный конфликт лишь эпизод в этой начавшейся борьбе.

В тоже время этот конфликт является отдаленным следствием распада СССР и возникновения на обломках союза ряда независимых государств. Экономические и социально-политические последствия этого распада проявились, во-первых, в приватизации государственной собственности СССР в интересах местных олигархических групп, которые затем составили правящий класс в республиках бывшего СССР. Во-вторых, в деиндустриализации этих бывших республик СССР, в процессе которой были закрыты под давлением западной социально-экономической олигархии, сотни наиболее технологически продвинутых предприятий бывшего СССР (электронной промышленности, авиапрома, биотехнологий и т.д.), конкурирующих с аналогичными производствами на Западе. Такими последствиями явились колоссальный рост социального неравенства среди населения бывшего СССР, языковой апартеид в странах Балтии и на Украине, войны между бывшими республиками СССР (например, между Арменией и Азербайджаном), гражданская война в Таджикистане и социально-экономическая нестабильность во всех остальных республиках бывшего СССР.

К последствиям распада СССР можно отнести также идеологическую монополию западного либерализма, которую А. Зиновьев удачно назвал «западнизмом» в духовной жизни постсоветских стран. Идеи индивидуализма, социального эгоизма, потребительства, иррациональной веры в «священность» частной собственности стали доминирующими в мышлении широких слоев населения бывших республик СССР.

Кроме того, следует отметить, что на фоне растущего социального расслоения в республиках бывшего СССР (может быть за исключением Республики Беларусь), когда большинство населения оказалось вблизи или за чертой бедности, правящие круги этих стран и небольшая прослойка населения, которая выиграла в результате распада СССР и приватизировала общественную собственность, стали усиленно насаждать этнический национализм. Рост национализма, в котором едва ощутима грань, отличающая «респектабельный» национализм от нацизма, сопровождается антисоветизмом и русофобией. Национализм должен объединить в единое целое титульную нацию, несмотря на противоположность интересов правящих кругов и населения. Антисоветизм должен был вытравить у большинства населения воспоминания о жизни в Советском Союзе, ностальгию по социальному равенству и социальной справедливости. А русофобия была призвана для того, чтобы найти основного врага, перед лицом которого титульная нация должна объединиться во главе с правящими кругами. Наиболее сильно эта гремучая идеологическая смесь проявилась в странах Балтии и «послемайданной» Украине, хотя зараженными ею оказались в большей или меньшей степени все республики бывшего Советского Союза, не исключая даже Российскую Федерацию.

Вооруженный конфликт между Российской Федерацией и Республикой Украиной не является обычной войной между двумя национальными государствами, которые имеют длительную историю своей независимости, особенности национальной культуры, свой национальный язык, на котором говорит подавляющее большинство населения (например, войны Франции и Англии, Франции и Германии, Греции и Турции и т. д.). В Республике Украина и в Российской Федерации живут люди, которые столетиями за исключением последних тридцати лет жили в одной стране, говорили в большинстве на одном языке, исповедовали в большинстве одну и ту же конфессию христианства, имели многочисленных родственников в конфликтующих сейчас странах.

В то же время нельзя сравнить этот конфликт и с гражданской войной 1918–1922 гг. в бывшей Российской империи. В гражданской войне главной разделяющей границей между «белыми» и «красными» были социально-экономические, идеологические и политические вопросы, а вопросы языка и национальной идентичности оставались на периферии общественного сознания. Победа «красных» означала полное переустройство экономических и социально-политических отношений, в том числе утверждение юридического и фактического равенства всех наций и народностей, проживающих на территории бывшей Российской империи. Как следствие этой победы и было образование в конце 1922 г. Союза Советский Социалистических Республик. Нынешний конфликт между Украиной и Россией ведется между регионами бывшего СССР с идентичными буржуазными идеологиями, идентичным социально-экономическим устройством общества и с идентичным государственным устройством.

Если и можно с чем-нибудь сравнить нынешний конфликт, то это гражданская война в США 1861–1865 гг. Как известно, конфликт между Севером и Югом США был обусловлен тем, что эти регионы пошли в своем экономическом развитии разными путями. Северные штаты, развивая современное промышленное производство, нуждались в сырье и дешевой рабочей силе, которые существовали на Юге. Они не были против отмены рабства чернокожих американцев, поскольку рабство абсолютно нерентабельно в промышленном производстве. В свою очередь, правящие группы Южных штатов опирались на экономику плантаторского землепользования. Плантаторское землепользование может быть рентабельно и при существовании рабства. В Южных штатах выращивались хлопок, табак и прочие сельскохозяйственные культуры, которые были предметом торговли с ведущими европейскими странами – Англией и Францией. И так постепенно с начала по середину XIX столетия социально-экономические пути Севера и Юга настолько разошлись, что, в конечном счете привели их к войне. В этой войне Юг сыграл роль предателя национальных интересов союза штатов Северной Америки, поскольку он соглашался быть сырьевым придатком ведущих стран Западной Европы. Победа Севера в войне, которая со стороны Севера за национальные интересы всего союза была социально-экономически обусловлена и открывала перед США грандиозные перспективы, которые осуществились в XX веке.

Возвращаясь к проблеме конфликта между Украиной и Россией, следует признать частичную правоту некоторых левых публицистов о том, что со стороны России эта война носит империалистический характер. В Украине Российская Федерация борется с объединенным Западом во главе с США за социально-экономический и политический контроль над одним из самых передовых регионов бывшего СССР. Вспомним попытки правящих кругов Российской Федерации подчинить экономику Республики Беларусь интересам российских олигархических групп.

Однако и Украина играет в этом конфликте роль Южных штатов, поскольку после переворота в 2014 году она полностью встроилась в качестве сырьевого придатка в европейскую социально-экономическую систему. Тем самым она окончательно подорвала свою высокотехнологическую промышленность, доставшуюся ей по наследству от СССР. За годы, прошедшие после переворота, Украина превратилась в реальную военную угрозу для Российской Федерации и в рассадник самого наглого и дремучего национализма, перерастающего в обыкновенный нацизм. Победа Украины в этом конфликте означала бы окончательную социально-экономическую деградацию всех республик бывшего СССР, точно так же, как победа Южных штатов означала бы деградацию США в целом и не позволила бы этой стране достичь успехов в XX веке.

Тем не менее, следует также отметить, что Россия во время этого конфликта в определенной степени выполняет программу десоветизации и декоммунизации, которую объявили в 2014 году украинские нацисты. Однако если нацисты сносили культурно-исторические памятники времен СССР, то войска России уничтожают с помощью бомбежек и ударов высокоточных ракет промышленные предприятия, базы энергоресурсов, крупные железнодорожные узлы и т. д., которые в подавляющем большинстве были построены во время существования СССР. В процессе такой «декоммунизации» и «десоветизации» Украина окончательно освободится от экономического и социального наследия СССР и будет вогнана если и не в каменный век, то по крайне мере в тот период времени (начало 1920-х годов), когда она существовала вне рамок Советского Союза.

Таким образом, с обеих сторон война носит несправедливый империалистический характер. Поэтому в данном случае актуальным является лозунг В.И. Ленина о превращении войны империалистической в войну гражданскую. Но в этой гражданской войне население и Российской Федерации, и Республики Украина должны будут объединиться в борьбе против олигархических правительств своих стран, а также против своекорыстной подстрекающей к войне политики стран Запада во главе с США.

Итак, как показывают события последнего времени, – пандемия коронавируса, экономический кризис в странах Запада и вооруженный конфликт между Украиной и Россией, – «устойчивое развитие» современного человечества невозможно в условиях глобализирующегося капитализма.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

  1. Данилов-Данильян, В.И. Устойчивое развитие: утопия или императив? / Ведущие: В.И. Данилов-Данильян, А.Б. Вебер // Свободное слово: Интеллектуальная хроника. Альманах-2002. – М.: Прогресс-Традиция, 2003. – С. 36–89.
  2. Кузнецов, А.В. Пандемия коронавируса и кризис современной техногенной цивилизации / А.В. Кузнецов, В.В. Кузнецов // Беларусь и Европа: историко-культурное наследие и современность: материалы II Междунар. науч.-практ. онлайн-конф., Минск, 1 апр. 2021 г. / редкол.: А.В. Торхова (пред.) [и др.]. – Минск: Белорус. гос. пед. ун-т, 2021. – С. 111–114

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*