О БЕЛО-КРАСНО-БЕЛЫХ ФЛАГАХ, ЗНАКЕ «ПОГОНЯ» И КЛИЧЕ «ЖЫВЕ БЕЛАРУСЬ!»

ВВЕДЕНИЕ

Во время выступлений прозападных сил в нашей республике широко используется националистическая символика: бело-красно – белые флаги и полотнища, зачастую с изображением герба «Погоня», а также звучит  клич « Жыве Беларусь». При этом многие, особенно молодые, участники этих мероприятий, не знают о том, что используют символику и клич, активно применявшиеся гитлеровскими пособниками во время Великой Отечественной войны.
Тем более, что находится целый ряд лиц с учёными степенями, которые с упорством, достойным лучшего применения, стараются хоть как то реабилитировать эту символику и клич  перед читательской аудиторией.

Вот что, например, говорится по поводу бело- красного белого флага и герба «Погоня» в опубликованной в номере газеты « Культура «(учредитель – Министерство культуры РБ) от 22 августа 2020 г. статье Антона Рудака под названием «Мiнуўшчына i сучаснасць гiстарычнай сiмволiкi»:
«У гады нацысцкай акупацыі гэты старажытны сімвал нашых продкаў (речь идёт о знаке «Пагоня») выкарыстоўваўся палітычнымі сіламі, якія пайшлі на супрацоўніцтва з захопнікамі. Але варта звярнуць увагу таксама на тое, што нiякiя афiцыйныя дакументы аб прызнаннi «Пагонi» з боку немцаў сучасным гiсторыкам дагэтуть невядомыя. Выглядае, што нацыянальная беларуская сімволіка выкарыстоўвалася калабарацыяністамі напаўлегальна, са згоды мясцовых акупацыйных уладаў – а ў Берліне на гэта папросту закрывалі вочы».
И далее: «Тагачасныя фотаздымкі дазваляюць меркаваць, што часам такія апазнавальныя знакі выкарыстоўваліся толькі ўдзельнікамі так званага Корпуса беларускай самааховы, створанага немцамі з мясцовых жыхароў для барацьбы з партызанскім рухам.Праўда, немцы самаахоўцам не надта давяралі і нават не імкнуліся іх узбройваць – бо тыя часта пераходзілі на бок партызан, што ў выніку і прывяло да расфарміравання корпуса.
А акрамя самаахоўцаў, якія так і не паспелі паваяваць супраць партызан, бела-чырвона-белыя павязкі насілі толькі члены Саюза беларускай моладзі – своеасаблівага мясцовага аналага Гітлер’югенда.
Таксама бела-чырвона-белыя сцягі выкарыстоўваліся на публічных мерапрыемствах, зладжаных захопнікамі, – але толькі пад самы канец акупацыі, у апошні год перад вызваленнем Беларусі…«Відавочна, паўафіцыйны дазвол на нацыянальную сімволіку быў своеасаблівым заігрываннем немцаў з мясцовымі калабарацыяністамі, мэтай якога было схіленне мясцовага насельніцтва на свой бок пасля паразы немцаў на Курскай дузе і карэннага пералому ў вайне»
Если же обратиться к истории Белоруссии периода Великой Отечественной войны, то становится видно, что применение указанной символики и клича целенаправленно внедрялось на части оккупированной территории, называвшейся
– 2 –

оккупантами Генеральным округом «Вайсрутения» (по–немецки «Генеральбецирк Вайсрутения» практически начиная с 1941 года.

  1. ГИТЛЕРОВСКИЕ ПОСОБНИКИ В НАЧАЛЕ ОККУПАЦИИ Как известно, 23 августа 1941 г. гитлеровским войскам удалось оккупировать всю те6рриторию нашей 23 августа 1941 года. 1 сентября на той части её территории, на которой по гитлеровскому плану был организован Генеральный округ «Вайсрутения», состоялась официальная передача власти от командущего тыла гитлеровской группы армий «Центр» оккупационной администрации этого округа, возглавлявшейся небезызвестным Вильгельмом Кубэ. В создаваемом аппарате управления, помимо непосредственно немецких органов, именовавшихся комиссариатами, определённое место было отведено марионеточным структурам, состоящим из белорусских фашистских пособников. Значительную часть из них, особенно в первый период, составляли белорусские эмигранты, сотрудничавшие с гитлеровцами начиная с 30-х годов, и прибывшие на территорию республики в обозе наступавших немецких частей. Это были такие как Р.Островский, И. Е. Ермаченко, В. Ивановский, А. Демидович – Демидецкий и др. Уже к 6 -му июля 1941 года на оккупированную территорию республики таковых прибыло 50 человек для использования в создаваемом оккупантами аппарате управления, 30 из них были направлены непосредственно в Минск (см. книгу В. Романовского «Саудзельнiкi ў злачынствах», Минск «Беларусь», 1964 г., стр. 77). Нашлись также и те, кто пошёл в услужение оккупантам из числа местных жителей. Среди них в частности был и Франтишек Кушель, который успел до этого побыть офицером дореволюционной российской армии, затем польским офицером, будучи взятым в плен Красной Армией в 1939 г, стать негласным сотрудником НКВД-НКГБ, а оказавшись на оккупированной территории, добровольно перейти на службу к оккупантам, и не куда- нибудь, а в полицию.
    Если вначале коллаборационистская администрация формировалась оккупационными властями только на местном уровне, с назначением начальников районов, бургомистров, старост, то с образованием «генеральбецирка» им потребовалось создать создать какой- то объединяющий центр на его уровне. И такой центр был создан.
    Как отмечалось в своё время в книге В. Романовского «Саўдзельнiкi ў злачынствах» (Минск , «Беларусь» 1954 г.) на стр. 96-98, 22 октября 1941 г. В.Кубэ отдал официальное распоряжение о создании организации под названием Беларуская Народная Самапомач (БНС), утвердил устав БНС и определил программу её деятельности. При руководителе БНС был сформирован центральный совет БНС («Централь») из 10 членов, которые назначались назначались лично Кубэ. В главе БНС был поставлен специально
    предусмотрено наличие отделов (рефератов), в числе которых были такие отделы, как:
    – 3 – отдел политики, возглавлявшийся самим Ермаченко:
    отдел пропаганды во главе с Адамовичем;
    отдел судопроизводства во главе со Свиридом;
    отдел культуры во главе с Косяком;
    школьный отдел во главе со Скуратом;
    и ряд других.
    Был в составе «Централи» административный отдел во главе с Саковичем, начальником минской окружной полиции, который занимался вербовкой людей в полицию, СД и другие карательные органы; а впоследствии возник ещё и отдел «самааховы» во главе с Кушелем, который занимался аналогичными вопросами и, кроме того, отвечал за подготовку кадров и формирование специальных воинских формирований для борьбы с партизанами.
    Помимо «Централи» структуры БНС создавались в каждом округе окружные отделы БНС , в состав правления каждого такого отдела входило по 10 человек, а руководитель назначался главой окружной оккупационной администрации и утверждался Кубе. В районах и волостях также создавались аналогичные структуры, главы которых назначались окружным руководством БНС после согласования с оккупационными властями.
    Как происходили на практике такие назначения, свидетельствует, например, приказ главы оккупационной администрации Минского округа Кайзером, текст которого был в своё время приведён в книге «Саудзельнiкi ў злачынствах» на стр. 98:
    «В качестве руководителя БНС Минского района назначается бургомистр Контавт, а в качестве руководителя БНС Логойского района – бургомистр Качан».
    Что касается устава и программы БНС, то они были изложены с таким расчётом, чтобы представить эту организацию как «благотворительную» и
    « народную», которая ставит своей задачей борьбу за возрождение белорусской культуры и оказание широкой помощи потерпевшим во время войны. Причём в качестве примера для подражания выставляла гитлеровскую Германию и призывала готовить кадры по её примеру. ( см. «Саўдзельнiкi ў злачынствах», стр. 97).
  2. КАКИЕ СИМВОЛЫ ВНЕДРЯЛА ГИТЛЕРОВСКАЯ ПРОПАГАНДА НА ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ ? Развёртывал свою деятельность и пропагандистский аппарат коллаборационистов, действовавший под контролем оккупационной власти.
    Уже в 1941 г. в Минске стала издаваться « Менская газэта». И вверху на первой странице этой газеты уже видны изображения бело –красно-белого флага (в левом верхнем углу) , а также герба «Погоня» ( см. рис. 1). - 4 –

Рис. 1. Верхняя часть 1-й страницы «Менскай газэты» за 28 октября 1941 года.

Эти же изображения можно увидеть на верхней частит 1-й страницы номера « Менскай газэты» за 6 января 1942 года ( см. рис.2).

Рис. 2. Верхняя часть 1-й страницы «Менскай газэты» за 6 января 1942 года. На ней также просматривается бел-чырвона-белый флаг и герб « Погоня».

С 5 февраля 1942 года статус газеты повысился. Она стали именоваться
« Беларуская газэта» и стала, согласно Википедии, «самым крупным белорусским антисоветским периодическим изданием в период Второй мировой войны». И издавалась до 28 июня 1944г. И вверху на первой странице каждого номера также
располагались указанные символы ( примеры см. рис. 3 и рис. 4).

                    - 5 -

Рис.3. Верхняя часть 1-й страницы «Беларускай газэты» за 5 февраля 1942
года

Рис.4. Верхняя часть 1-й страницы «Беларускай газэты» за 7 мая 1942 года.
И это продолжалось в 1943 и 1944 годах, вплоть до прекращения выхода этой газеты по известным причинам, от неё не зависевшим.
Обратимся к текстам публикаций в различных органах коллаборационистской прессы. Становится видно, что использование бело-красно- белого флага началось уже в 1941 году и продолжалось в 1942 г..
Начавший выходить в первом квартале 1942 г. журнал «Белорусская школа» сообщал, что 15 декабря (1941 года) в Белорусском Государственном театре в 11 часов началось торжественное открытие конференции окружных и районных школьных инспекторов. Театр убран был по- праздничному. Высоко над входом, по обе стороны немецкого флага, красовались два белорусские бело- красно-белые стяга…Сцена убрана тканями… На фронтовой стене, по обе стороны немецкого флага, два больших белорусских стяга. Посредине сцены – украшенная стягами кафедра для ораторов. Необходимо добавить, что в этот день в это помещение прибыл «господин Генеральный Комиссар Белоруссии Гавляйтер (так в тексте) Вильгельм Кубе, который в сопровождении своих
– 6 –

сотрудников занял правительственную ложу. И не только занял ложу, но и выступал, призывая присутствующих сделать Белоруссию «штурмовым батальоном новой Европы». Там же в в тот же день были исполнены немецкий народный гимн, гимн немецкой национал- социалистической партии и белорусский национальный гимн «Мы выйдзем шчыльнымi радамi», исполнение которых присутствовавшие приветствовали вставанием и поднятием руки» ( См.журнал «Белорусская школа» №1, стр. 10).
10 января 1942 года начали работать курсы для наставников г. Минска, которые должны были продолжаться до 31 января. Торжественное открытие курсов состоялось в Белорусском Городском Театре. «Театр прибрал праздничный зал. Сцена украшена белорусскими и немецкими флагами. В 10 часов утра в правительственной ложе занял место» тот же Кубе, который, «по национал- социалистическому обычаю поздоровался с присутствующими», а затем выступал перед ними. Что касается исполнения немецких гимнов и «Мы выйдзем шчыльнымi радамi» то опять, как и 15 декабря, повторилось их исполнение и приветствие со стороны присутствующих поднятием руки. (см. журнал «Белорусская школа» №1, стр. 15 -16).
В этом же журнале на стр.31 была напечатана статья «Происхождение белорусского флага». В качестве автора статьи указан Кушель, к тому времени возглавивший полицейские курсы в Минске. Эта статья заканчивалась фразами о том, что «Белорусский национальный стяг для всех Белоруссов является великим национальным кладом», и что «он должен пользоваться исключительным уважением и должен красоваться в каждой школе Белоруссии рядом с портретом Великого вождя Немецкого Народа Адольфа Гитлера». При этом следует заметить, что эта статья, как и многие другие статьи в этом номере, написана ещё по- русски.
25 марта 1942 года в Минске проводились торжественные мероприятия в честь 24-й годовщины провозглашения независимости Белоруссии. Утром они начались в православном и католическом храмах. В 12 часов в городском театре
открылась «торжественная Академия» (так в тесте). Зал был украшен немецкими и белорусскими бело- красно- белыми знамёнами. В правительственной ложе находились представители немецких военных и гражданских властей во главе с заместителем Кубэ Юрдом. Завершилось мероприятие опять – таки исполнением немецкого и белорусского национальных гимнов (см. журнал «Беларуская школа» № 3 за апрель – май 1942 г., стр. 23).
20 апреля 1942 г. отмечался день рождения «Великого Вождя Германии и строителя новой Европы Адольфа Гитлера. В этот день, как писала «Беларуская школа» № 3 на стр. 24, по всей Белоруссии в школах и различных учреждениях состоялись торжественные собрания. В частности, в Минске день 20 марта был очень торжественно отпразднован в инспекторате белорусских школ при Генеральном Комиссариате Белоруссии. Здесь в заранее приготовленном для празднования зале портрет Гитлера был украшен зеленью и белорусскими и немецкими знамёнами. Здесь в праздновании участвовали сотрудники инспектората белорусских школ, Небен-Бюро при Генеральном комиссариате,
– 7 –

судьи и сотрудники белорусского суда. После торжественных речей были прочитаны стихотворения «Нашаму Правадыру» и «Маладая Беларусь» (см. журнал «Беларуская школа» №3, стр.24).
В №6 журнала «Беларуская школа» за ноябрь – декабрь 1942 г. на стр. 5 над статьёй «Пытаннi беларускае культуры» расположено изображение бело – красно- белого флага.
В уже упоминавшейся ведущей коллаборационистской «Беларускай газэце» в номере за 1 июля 1942 г. была помещена передовица под названием «Праца i змаганне», а в номере за 1 августа передовица под названием «Шляхам самапомачы i Самааховы», и на 3 странице статья «Пад нацыянальным сьцягам», посвящённые пропаганде Беларускай Самапомачы»и и «Беларускай Самааховы». В передовице за 1 июля, в частности, говорилось о том, кто является врагом в Минске и в других городах Восточной Белоруссии. К этой категории причислялись «скрытыя камунicты i наогул расейцы, або адурманенныя Масквою «белоруссы». Их, оказывается,очень легко определить: они упорно говорят по-русски. Такие русские или «белоруссы» могут быть даже полезными, но не в Белоруссии. Они должны будут поехать в освобождённые от большевиков российские территории и там работать на пользу русскому народу.
В номере за 25 октября 1942 г.было помещено стихотворение Ларисы Гениюш «Наш сьцяг», в котором прославлялся герб «Пагоня» и говорилось о верности бело –красно-белому знамени.
В номере за 10 декабря 1942 г на 3-й странице была помещена обширная статья под названием «Беларуская Народная Самапомач у Наваградчыне» посвящённая празднованию годовщины образования этой организации, проведённому в Новогрудке. В том числе в зале, украшенном по этому случаю «немецкими и белорусскими национальными знамёнами и эмблемами», где выступал руководитель окружной немецкой администрации Траубе, а также глава БНС Ермаченко, провозглашалась слава Гитлеру и его воинству и т.д..
Об использовании бело- красно- белых флагов и знака Погони гитлеровскими пособниками « Беларуская газета» писала и в дальнейшем.
Так, в № 38 (156) от 23 мая1943 г. есть статья “Беларуская моладзь перад эпахiяльным заданнем”, посвящённая поездке делегации “беларускай моладзi” в “краiну нашых вызвалiцеляў i абаронцаў – нацыянал – сацыялiстычную Нямеччыну” по приглашению “нямецкай моладзi Гiтлера”. В ней выражался восторг по поводу того, что “неяк ажно мiла было падумаць, што так сустракаюць i даглядаюць беларускiх юнакоў, што гэтак шануюць нашу нацыянальную бела – чырвона – белую адзнаку”.
В № 69 (169) на 4-й странице в статье “ першы лягер СБМ” говорится, что в этом лагере были “сьцягi блiзкiя нашаму сэрцу – нямецкi i наш бел- чырвона — белы “. В том же номере на стр. 3 в разделе “Паставы” статьи “Сьвяткаванне дня 22 чэрвеня на правiнцыi” рассказывается о том, что “дзяржаўнае сьвята Беларусi 22- га чырвеня (так в тексте) вясёла адгукнулася ў сэрцах жыхароў гораду. Ужо ад рання вецер развiваў бел-чырвона- белыя сьцягi, вывешаныя на дамах i ўрадах”.

                    - 8 -

А вот что писал об этой символике журнал «Жыве Беларусь», предназначенный для руководящего состава организованного оккупантами и их пособниками Саюза Беларускай Моладзi (CБМ), окончательно оформленного распоряжением В. Кубэ от 22 июня 1943 года.
В передовой статье первого номера этого журнала, датированного июлем 1943 г., шеф- проводник (глава) СБМ М.Ганько писал, что «будаваць новае…iдзе беларуская моладзь пад сваiм нацыянальным бел- чырвона белым сьцягам»). И далее : «Мы бяром у свае маладыя рукi развеяны бурным ветрам вайны бел-чырвона-белы беларускi сьцяг, на якiм красуецца нашая эмблема: старадаўняе князёускае двукрыжжа з крывiцкае Пагонi i запраўдныя знакi сацыялiзму, лапата 1 меч.»(журнал «Жыве Беларусь» № 1, стр.3 и 4).
В следующей за ней статье Н. Абрамовой, заместителя Ганько по работе среди девушек, говорится о «беларускай дзяўчыне», «высока ўзняўшай бел-чырвона-белы сьцяг свайго народу». И далее про «Слаўны крывiцкi сьцяг iз сымбалiчнай адзнакаю СБМ не будзе зганьбаваны.»
На стр. 8 того же номера в п. 6 раздела 4 устава СБМ говорится: «Для упрыгожвання памешканняў у часе урачыстасьцяў ужываецца насценны сьцяг з эмблемай СБМ уздоўжкi палотнiшча»
В номере 2-м того же журнала (август –- сентябрь 1943 г. ) на стр 17 размещены ноты и текст песни «Марш арлянятаў» на слова М Кавыля, где есть слова: «iмкнемся мы у сонечны прасьцяг, дзе, як арол, магутны i крылаты, шугае бел-чырвона- белы сьцяг».
На стр. 25 помещена статья об открытии водной пристани в Слониме 5-го сентября 1943 г, где пристань была украшена «беларускiмi i нямецкiмi сьцягамi i юнацкiмi плякатамi. Над уваходам красаваўся клiч «Жыве Беларусь!»
( присутствовал гитлеровский окружной комиссар Эрен)
В номере 4-5 ( октябрь – ноябрь 1943 г. на титульном листе приведена цитата из статьи В. Козловского «Вiтаем нашу моладзь», напечатанной в «Беларускай газэце» за 22 июня 1943 г.): «Нясеце, маладыя сакалы, наш беларускi сьцяг. Трымайце яго горда». На стр. 24 – песня «Марш маладых» на слова А. Чэмера, начинающаяся словами: «Бурай рынулася ў бой Беларуская Пагонь».
На стр. 25– песня «Разьвiтанне» на слова У. Лойко. Песня начинается словами: «Бывай, мой родны кут i зьвяз, бывайце вы, лугi I гонi! Iду ад вас апошнi раз пад сьцягам слаўнае Пагонi». И далее: «Паўстануць тысячы з зямлi пад cьцягам бел-чырвона- белым» .. «Хай бачу ў лучнасьцi я вас пад сьцягам слаўнае Пагонi».
На стр. 29 описываются похороны в населённом пункте Глубокое погибшегов бою с партизанами активиста СБМ В. Жизневского, где похоронную процессию возглавляла местная организация СБМ со своим знаменем.
В номере 6 (декабрь 1943 г.) на титульном листе – цитата из речи минского бургомистра В. Ивановского перед высшими руководителями СБМ 21 сентября 1943 г., начинающаяся словами: «Вы, маладыя, бярэце ў свае рукi беларускi нацыянальны сьцяг». На стр. 5 в прощальном слове в связи с похоронами

                    -9 -

Ивановского говорится: «Над намi, вольна, радасна i спакойна узьвiваецца родны бел- чырвона- белы сьцяг».
В номере 2 (8) (февраль 1944 г.) на стр.11 сообщается о демонстрации жителей города Минска, состоявшейся 25 февраля 1944 г.на площади Свободы. Под национальными знамёнами и антибольшевистскими лозунгами. На этой демонстрации с речью выступил так назывеемый «президент БЦР» Р. Островский.
Издававшаяся в Берлине газета «Ранiца» в номере от 30 апреля 1944 г. в статье «Узброеныя вёскi ў Глыбоцкай акрузе» писала, как в торжественной обстановке принимали в одной из «узброеных вёсак» гитлеровского окружного комиссара. При этом «усё жыхарства сабралася на пляцы, упрыгожаным беларускiмi сьцягамi».
Обратимся к такому изданию, как «Беларус на варце», выходившему в оккупированном Минске в 1943-44 г. С 1-го по 7-й номера он именовался журналом белорусской полиции (см. фрагмент 3-й страницы 6-го номера этого журнала на рис. 5).

    Рис.5.  Фрагмент стр. 3 журнала «Беларус на варце» 

В №4 этого журнала приведен текст уже упоминавшейся песни «Марш арлянятаў» на слова М. Кавыля, где есть такие строки: «Мы – Беларусi вольнай арляняты, iмкнеся ўвысь, у сонечны прасцяг, дзе, .як арол, магутны i крылаты, лунае бел-чырвона – белы сьцяг»
Так что эти символы были в ходу уже гораздо раньше даты 27 июля 1942 г., которую ряд историков считает датой выхода распоряжения Кубэ, относительно использования рассматриваемой символики. И тем более, намного раньше поражения гитлеровцев на Курской дуге, как утверждается в статье А. Рудака. Совместное использование бело- красно- белого флага и

                    - 10 -

«Погони» с портретами Гитлера, флагами фашистской Германии и знаком свастики подтверждается целым рядом фотографий.

  1. На митинге на площади Свободы в Минске в 1943 г.( см. рис.6).

Рис 6. Портрет Гитлера и бело – красно- белые знамёна – рядом (из материала «Официальный Минск совсем запутался: Войны «не наши», а победы «наши»)

                    - 11 -

2 Ещё один снимок (см. рис.7)

Рис.7 .Бело-красно-белый флаг между портретами «Гитлера –освободителя».

3..Под следующим снимком подпись: «Беларуская служба
Бацькаўшчыне, Слонiм» ( см. Рис.8).

                    -12 –

Рис. 8. На снимке видна колонна ребят в полувоенной форме. Впереди – гражданин с повязкой на рукаве. За ним – знаменосец с бело – красно – белым  флагом в гражданском . А далее над колонной просматривается портрет Гитлера. ( Источник :http://jivebelarus.net/gallery/sbm-gallery/index.html )

4 Подписи к следующему снимку ( см. рис.9): на белоруском языке:
«Беларускiя дружыннiкi на зборы» и на русском«Белорусские воины на сборе»

Рис 9. Просматривается «трогательное единение» фашистской свастики и бело- красно белого флага, а в русскоязычной подписи лица, изображённые  на нём, возвышенно именуются «воинами»

5 Достаточно чётко просматривается на Рис.10 единство флагов на
первомайском плакате, исполненном от имени «белорусских работников в Германии»: флаг гитлеровский партии со свастикой слева и бело- красно- белый плакат националистов справа

                - 13 -

Рис. 10. Первомайский плакат коллаборационистов

6 Если обратиться к форме документов реорганизованной в 1943 году
«Беларускай самапомачы» то в них наряду с белорусскоязычным членским билетом (на немецком языке дублировалось только название организации), фигурирует ещё и исполненное на немецком и белорусском языках удостоверение (аусвайс) с изображением как гитлеровского орла со свастикой, так и «Погони»
(см. рис 11 ).

                -14 -



Рис. 11. Формы членских документов членов Беларускай Самапомачы 

7 Достаточно широкую известность к настоящему времени приобрёл
заимствованный из федерального архива Германии датируемый 1943-м годом снимок здания тогдашнего городского театра в Минске (ныне театр им. Я Купалы) , украшенного бело- красно- белыми флагами ( см. рис. 12 )

                - 15 -



    Рис.12. Здание городского театра в Минске в 1943 г.

8 А вот так белорусские коллаборационисты украшали
свастиками и «Погоней» зал городского театра ( ныне театр им. Я. Купалы), где проводили свои « мероприятия» совместно с гитлеровскими
оккупантами ( см. Рис. 13)

. Рис. 13. Зал городского театра

В частности, в этом зале проходило заседание 2-го Всебелорусского конгресса Белорусской Центральной Рады, состоявшееся 27-го июня 1944 г. Как следует из текста протокола этого мероприятия (Соловьёв А.К. Белорусская 
                    - 16 -

Центральная Рада. Создание,деятельность, крах. Минск, «Наука и техника», 1995, стр. 123) «Сцена украшена белорусскими и немецкими флагами и гербами»

9 В книге В.Ф. Романовского « Саўдзельнiкi ў злачынствах» приведено
послание клецких коллаборационистов в адрес Готтберга (см. рис. 14), где также наблюдается сочетание « Погони» и гитлеровского орла со свастикой
.

    Рис. 14 Лакейское письмо фон Готтбергу от гитлеровских
        пособников  из Клецка

Так что эти символы были в ходу уже гораздо раньше даты 27 июля 1942 г., которую ряд историков считает датой выхода распоряжения Кубэ, относительно использования рассматриваемой символики. И тем более, намного раньше поражения гитлеровцев на Курской дуге, как утверждается в статье А. Рудака.
И видно, что бело-красно- белое знамя и «Погоню » вкупе с гитлеровской символикой гитлеровцы и их пособники стремились внелрять на территории «Генеральбецирк Вайсрутения» с настойчивостью, достойной лучшего применения.

  1. К ВОПРОСУ О «САМААХОВЕ»
  • 17 –

Вот что написано в уже упоминавшейся статье А. Рудака «Мiнуўшчына i сучаснасць гiстарычнай сiмволiкi» по поводу символики, использовавшейся при организации так назывемого Корпуса Беларускай Самааховы ( БСА):
«Тагачасныя фотаздымкі дазваляюць меркаваць, што часам такія апазнавальныя знакі выкарыстоўваліся толькі ўдзельнікамі так званага Корпуса беларускай самааховы, створанага немцамі з мясцовых жыхароў для барацьбы з партызанскім рухам.
Праўда, немцы самаахоўцам не надта давяралі і нават не імкнуліся іх узбройваць – бо тыя часта пераходзілі на бок партызан, што ў выніку і прывяло да расфарміравання корпуса.
И далее , что « самаахоўцы» « так і не паспелі паваяваць супраць партызан»,
Итак, Рудак признаёт, что «участники КСА использовали бело- красно – белые повязки», но при этом утверждает, что немцы «самаахоўцам» не очень доверяли и даже не стремились их вооружать, что самаахоўцы так и не успели повоевать против партизан, часто переходили на их сторону и что это в результате привело к расформированию корпуса.
Однако имеющиеся в интернете фотоснимки, касающиеся этого корпуса, а также то, что опубликовано об этом корпусе в Википедии и в книге «Саудзельнiкi ў злачынствах» на стр.115-117, позволяют сделать несколько иные выводы.
Инициатором создания «Беларускага корпуса самааховы» (БСА) был не кто иной, как В. Кубэ, обратившийся 29 июня 1942 года к руководителю «БНС» Ермаченко с указанием о подготовке обращения к белорусскому населению с призывом о вступлении в БСА мужского населения, а также о том, что корпус будет подчиняться руководителю немецкой полиции Ценеру и предназначаться для борьбы с советскими партизанами.
И такое обращение ( см. рис. 15) не замедлило появиться

                    - 18 -

Рис. 15. Обращение – призыв к населению о вступлении в ряды «самааховы».
– 19 –

А в начале июля вышеупомянутый Ценер во исполнение приказа Кубэ издаёт собственный приказ, согласно которому БСА явлется вспомогательной организацией для немецкой полиции с задачей оказания помощи немецкой и местной полиции в борьбе против большевиков и саботажников, обеспечении спокойствия в Белоруссии. Там же говорилось, что направление отрядов на акции будет производиться по указанию немецких полицейских органов в случае необходимости, а оружие предоставляется немецкой полицией. Руководителем БСА был назначен глава «БНС» Ермаченко.
При нём был сформирован штаб, в который вошли Сакович, Кушель и ряд других подобных им лиц. Для подготовки командного состава были организованы в Минске офицерские курсы во главе с Кушелем, подготовившие около 260 офицеров, а также в ряде населённых пунктов унтер- офицерские курсы, на которых прошли обучение несколько тысяч унтер-офицеров. Так что подготовка планировалась с размахом. «Самаахоўцы» получали вначале бело-красно-белые повязки ( см. рис.16 ), а затем и оружие (рис.17 и рис.18 ).

    Рис.16. Получили бело-красно – белые повязки






                    - 20- 



            Рис. 17. Им вручили оружие


    Рис.18.. Они  уже с повязками и с оружием

Когда вскоре оказалось, что на сколько- нибудь существенную поддержку со стороны населения в части превращению БСА в массовое формирование рассчитывать не приходится, был взят курс на направление привлечённых кадров
– 21 –

в другие полицейские формирования, о чём свидетельствуют содержащиеся в книге « Саўдзельнiкi ў злачынствах» выдержки из протокола заседания центрального руководства БНС с участием окружных комендантов БСА от 2-3 октября 1942 года ( см. рис.19 ),

Рис.19.   Выдержки из протокола совещания Централи БНС с

окружными комендантами самааховы от 2-3 октября 1942 г., где , в частности , рассматривались вопросы:
– образования железнодорожной полиции,
– 22-

- пополнения людьми батальона № 49,
- о проекте  создания уголовно – политических отделов, подчинённых СД,
- об обеспечении  семей убитых членов самааховы и полицейских.

Там, где в деревнях гарнизоны самааховы удалось сохранить, стали устраивать так называемые оборонные деревни, где строили оборонительные сооружения. Гарнизоны из жителей таких деревень попрежнему именовали « самаахоўцами».
В частности, на 11-й странице 7-го номера журнала « Беларус на варце», вышедшего в апреле 1944 г., был приведен фотоснимок подразделения, под которым стояла подпись «Аддзел (отряд) Самааховы абароннае вёскi на Слонiмшчыне» ( см. рис.20)

        Рис. 20.   Отряд самааховы  оборонной 
        Деревни на Слонимщине

Как видно из этого снимка, гарнизон этой оборонной деревни на Слонимщине одет в военную форму. В Википедии отмечается, что, в отличие от большинства «самаахоўцаў», батальон Слонима, имел как литовсвкую, так и польскую форму, а на головных уборах носили кокарду в виде «Погони».  

А на 10-й странице 10-го (последнего) номера того же журнала находится статья под названием «Сьвята ў П.». Праздник, описанный там, посвящён «знаменательному событию» – торжественному объявлению об основании в населённом пункте П. «оборонной деревни».
По этому случаю в деревню прибыла колонна автомашин, включающая легковые машины полиции, а также окружного комиссариата (немецкой
оккупационной администрации) и большую автомашину, нагружённую оружием и одеждой для будущих « самаахоўцаў».

                    - 23 -

При въезде в деревню были построены ворота, украшенные зеленью и «национальными белорусскими и немецкими флагами». В центре главной площади деревни стояла трибуна, около которой «стройными рядами стояли 

«самаахоўцы». Первым выступал «представитель национального движения спадар Н», который призывал «вести безжалостную борьбу с бандитизмом». После него выступал заместитель главы окружной оккупационной администрации. Затем «самаахоўцам» раздавали оружие и обмундирование.
Так что для многих из тех, кто прошёл подготовку в системе Самааховы с бело- красно-белыми повязками, это явилось подготовительным этапом для продолжения службы оккупантам либо в рядах полиции, либо в гарнизонах оборонных деревень.

  1. СОЮЗ БЕЛОРУССКОЙ МОЛОДЁЖИ ПОД БЕЛО-КРАСНО-БЕЛЫМ ФЛАГОМ И «ПОГОНЕЙ» В уже цитированной статье А. Рудака в отношении использования бело-красно- белой символики в деятельности коллаборационистского Союза Белорусской Молодёжи (СБМ) утверждается, что кроме «самаахоўцаў» бело- красно-белые повязки носили только члены СБМ – своеобразного местного аналога Гитлерюгенда, в сочетании с утверждением, что имевшее место полуофициальное разрешение на использование национальной символики было своеобразным заигрыванием немцев с местными коллаборационистами, целью которого было склонение местного населения на свою сторону после поражения немцев на Курской дуге и коренного перелома в войне.:
    В этом утверждении можно без оговорок согласиться только с тем, что СБМ был местным аналогом Гитлерюгенда. И это, в частности, подтверждается в таких источниках, как книга «Саўдзельнiкi ў злачынствах» (на стр. 118) и работа О. Романько «Коричневые тени в Полесье. Белоруссия 1941-1945» (на стр. 8 материала «Вики Чтение. Коллаборационистский резерв: молодёжные военизированные формирования»). А также с тем, что члены этой организации носили бело-красно- белые повязки.
    Но сам процесс образования СБМ осуществлялся не после поражения гитлеровцев под Курском, и не 22 июня 1943 г., когда Кубэ подписал указ о его создании, а достаточно раньше. И именно Кубэ оценивается как «самый горячий энтузиаст создания местных молодёжных организаций» (Романько, стр. 3). Эмигрантский историк Л. Юревич относит возникновение этой организации к осени 1941 года, или не позднее зимы 1942 года. С тем, что эта организация тогда была нелегальной, вряд ли можно согласиться, учитывая, что «Кубэ вполне лояльно отнёсся к созданию молодёжной организации в Минске» (Романько , стр.3) и то, что, как отмечалось выше, уже на рубеже 1941 -1942 г. началось внедрение бело- красно- белой символики в систему школьного образования. С
    середины 1942 г. во главе молодёжного отдела БНС встала Н.Абрамова, которую считают основателем этой организации – зародыша СБМ. К этому же времени
    – 24 –

относится образование подобных организаций в Вилейке, Глубоком и Барановичах. Как далее отмечает Романько «Они могли и дальше существовать под защитой Кубэ (вот и вся их «нелегальность»– наш комментарий ). Однако
целью Кубэ было создание официальной всебелорусской молодёжной организации».
Но для этого не было достаточного количества подготовленных кадров, способных занять руководящие должности в различных звеньях аппарата этой организации. И с января 1943 г. началась их организованная подготовка под эгидой расположенного в Берлине отдела молодёжи гитлеровского Министерства по делам оккупированных восточных областей. Подготовка этих кадров, в основном из числа военнопленных–-белорусов, велась в учебном лагере Вустрау. Одновременно при содействии лидера белорусских национал- социалистов в Германии Ф. Акинчица этот отдел молодёжи разработал устав и программу СБМ. По итогам этих наработок и было осуществлено официальное образование СБМ 22 июня 1943 года. На этом мероприятии Кубэ заявил, что рейхсминистр по делам восточных оккупированных территорий Альфред Розенберг позволил создать эту новую общественно-политическую организацию, чтобы она способствовала отрыву белорусской молодёжи от Востока и приобщению к арийскому Западу (Романько, стр. 4). Организация имела бело- красно- белый флаг с расположенным на нём ромбом, в котором помещались изображения меча и лопаты (см. рис.21), а также нарукавные повязки аналогичного типа. (см. рис.22).

            Рис. 21  Флаг СБМ   


                    - 25 –




        Рис. 22 Нарукавная повязка члена  СБМ

Помимо этого на кепи руководящих работников СБМ была введена кокарда в виде «Погони» ( Романько, стр. 9). 
О том, как осуществлялась работа СБМ по отрыву белоруской молодёжи от Востока  и приобщению её к арийскому Западу, можно судить по плакатам, которые издавались по линии СБМ (см. рис. 23 – 25).


    Рис. 23 


        - 26 –


    Рис. 24.  Вот так внушали молодёжи представление 
        о немецком солдате как о друге и  защитнике
        белорусской молодёжи

Рис.25. Вот так призывали крепить
«боевое братство» с оккупантами
– 27 –

Идеологическая обработка молодёжи в угодном оккупантам направлении проводилась также посредством издававшихся коллаборационистами журналов  и газет. В том числе таких молодёжных изданий, как журнал «Жыве Беларусь» , а также газеты «Юнацкi поклiч», посредством выступлений по оккупационному радио, а также  вовлечения молодёжи в массовые мероприятия по случаю таких    «знаменательных дат», как 22 июня – дата нападения фашистов на нашу Родину, 20 апреля – день рождения Гитлера  и 25 марта – дата провозглашения БНР в 1918 году. Использовались также устные выступления коллаборационистских идеологов на собраниях  и метод индивидуальных бесед.

Молодёжь обучали приветственным жестам по типу немецкого «Хайль Гитлер» ( см. рис. 26- 28).

Рис. 26. Вот так « юнакоў» из СБМ учили приветствию по гитлеровскому образцу ( под возглас « Жыве Беларусь» вместо немецкого «Хайль Гитлер»)

                - 28 -



    Рис. 27.    И «юначак» тоже

Рис. 28. Всё то же , да ещё под знаком свастики

                    - 29 -

Молодёжь выводили на различные гитлеровские  шествия под бело-красно- белыми флагами  ( см.рис.29- 31 ).

Рис. 29.  Под бело- красно- белыми флагами и с бело красными                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                    повязками на рукавах


Ри с.30 .  
                - 30 -

Рис.31.  Вот так приобщали  белорусскую молодёжь к  «арийскому Западу»  

На практике главными задачами, поставленными перед СБМ, были:
– подготовка кадров для местного самоуправления;
– подготовка пополнения для полицейских и фронтовых добровольческих формирований;
– выполнения трудовой повинности как в самой Белоруссии, так и, в случае надобности, в Германии ( Романько, стр 14).
Примером того, как подготовленные под бело-красно- белым флагом СБМ добровольцы вливались в ряды полиции (той самой, форма которой не предусматривала наличия бело-красно- белой повязки или значка) может служить опубликованная на 11-й странице 7-го номера журнала « Беларус на варце» статья о торжественном приёме в белорусскую полицию добровольцев из Слонимского отряда Службы Бацькаушчыны , входившего в систему СБМ.
После создания Беларуской Краёвай Абароны (БКА) в системе СБМ были созданы такие структуры, как «добровольный юношеский корпус СБМ под шефством БКА и добровольная женская служба поддержки БКА. А многие юноши из СБМ, главным образом старших возрастов и имевшие среднее образование, поступили в открытую в Минске офицерскую школу БКА (
Романько, стр.12).
Что касается участия в выполнении трудовой повинности, то, в частности , известность получила отправка на авиационные заводы Юнкерса в Германию, в Дессау около тысячи «юнакоў» в возрасте от 15 до 21 года ( Романько, стр. 13) во исполнение договора между рабочей группой СБМ в Германии.

                     - 31-

25 марта 1944 г. в Германии между министерством по делам оккупированных восточных областей, командованием авиации («Люфтваффе»), Главным управлением СС и Гитлерюгендом было заключено соглашение об использовании молодёжи из оккупированных восточных областей для вспомогательной службы в военно- воздушных силах в качестве «помощников люфваффе». Причём лица, успешно прослужившие в этом качестве определённый срок, получали право  повысить свой статус до «помощника СС».    
В «Генеральбецирк Вайсрутения» для  лиц, добровольно изъявивших желание поехать в Германию на таких условиях , были  организованы четыре приёмных лагеря: два в Минске и по одному в Борисове и Бобруйске .Ведущую роль в пропаганде и проведении этой кампании играл СБМ. Те, кто поддался на эту удочку, не будучи членом СБМ, оформлялись в него уже в приёмных лагерях.  

Большинство этих добровольцев былоотправлено в Германию в три этапа: 7-го, 17 и 22 июня 1944 г. Имеются фотографии, зафиксировавшие следующие моменты:

  • как одна из колонн таких добровольцев под бело-красно- белым флагом и с соответствующими нарукавными повязками марширует у Дома Правительства в Минске по дороге на вокзал мимо главы марионеточной Беларускай Цэнтральнай Рады Р. Островского ( см. рис.32);
  • как они ехали ( см. рис.33 );
  • и, наконец, приехали ( см. рис.34 ). Рис. 32. Па дарозе на чыгуначны вакзал у Мінску ля цяперашняга дому урада моладзь з Беларусі маршыруе міма старшыні Беларускай цэнтральнай - 32 -

рады, прафесара Астроўскага. Яны павінны прайсці навучанне ў Германіі для ваенных дзеянняў, чэрвень 1944 ( фото из Бундесархива Германии).

Рис. 33.  Вот так они весело ехали














                - 33 -


Рис. 34  И. наконец, приехали. В помощники  гитлеровских «Люфтваффе».

После освобождения территории БССР от гитлеровцев вербовка продолжалась на территории Польши и Германии среди находившихся там  

белорусских юношей и девушек. Всего же, согласно отчёту отдела молодёжи германского министерства по делам восточных областей, по состоянию на 20 сентября 1944 г. в рядах противовоздушной обороны Германии проходили службу 2354 белорусских юношей и около 200 белорусских девушек.
Деятельность СБМ на различных этапах его существования проходила под руководством гитлеровской оккупационной администрации и её молодёжной службы, руководившейся гитлеровцами Шульцем и Гроземан. Не приходится удивляться, что руководители СБМ Ганько и Абрамова получали награды из рук СС-группенфюрера Готтберга (см. рис.34), причём неоднократно.

                - 34 -


Рис. 35. СС-группенфюрер  фон Готтберг поздравляет Н. Абрамову и М. Ганько  с получением наград от гитлеровцев

5 ВООРУЖЁННЫЕ СИЛЫ ГИТЛЕРОВСКИХ ПОСОБНИКОВ, ИСПОЛЬЗОВАВШИЕ БЕЛО-КРАСНО- БЕЛЫЕ ФЛАГИ И «ПОГОНЮ»

Если обратиться к №6 журнала «Беларус на варце» за март 1944 г., то на титульном листе этого номера на фоне герба «Погоня» и бело- красно-белого флага изображены вооружённые люди в касках.( см.рис. 36.)

                - 35 -


        Рис. 36. Титульный лист журнала «Беларус на Варце» № 6

Так что не остаётся сомнения, что на фоне этого герба и этого флага изображены лица, служившие в коллаборационистских формированиях.
В 7-и номере этого же журнала на 5-6-й страницах в статье Р. Булышка «Два фронты» отмечается, что на боевом фронте, фронте «железа, огня, крови и смерти» со стороны Белоруссии «вместе со всеми народами Европы» уже принимают участие такие формирования, как полиция, белорусские батальоны СС и Самаахова. Что они бьются с врагом Германии, который одновременно является «и нашим врагом».Что на окончательную ликвидацию бандитизма (так эти «спадары» именовали партизанское движение) призвана Беларуская Краёвая Абарона (БКА), и что это уже «важный вклад на фронте вооружённой борьбы с большевизмом».
На 6-й странице помещена также статья о принятии присяги БКА. В ней говорится о том, что 26 марта 1944 г. в 8.30 в Минске на площади Свободы, украшенной белорусскими знамёнами, присягали «участники первой школы офицеров и подофицеров БКА». На принятии присяги присутствовали: Генеральный Комиссар Белоруссии СС-Группенфюрер фон Готтберг, Президент Белорусской Центральной Рады Р. Островский (гитлеровский холуй №1) и Шеф Главного Руководства БКА майор Кушель. Причём Готтберг приветствовал офицеров и подофицеров по- белоруски словами: «Жыве Беларусь!», на что они троекратно ответили: «Жыве». Затем Островский выступил с речью о том, что пробил уже последний час, чтобы «вооружённой рукой разгромить всех врагов белорусского народа», а также принял присягу присутствующих офицеров и подофицеров. Так что и здесь можно отметить наличие таких компонентов ритуала минских протестантов августа 2020-го года, как бело-красно- белые
– 36 –

флаги и «Жыве Беларусь!».Такую же присягу в этот день приняли офицеры и «жаўнеры» в других местах Белоруссии.
Начиная с 8-го номера журнал «Беларус на варце» из «журнала беларускае палiцыi» становится уже журналом «беларускае узброенае сiлы». В этом номере на стр.11 помещён фотоснимок того, как марширует Слонимская служба Бацькаўшчыне, на котором видны люди в военной форме с повязками на рукавах (см. рис. 36). Снимок, естественно, чёрно- белый, но не нужно обладать особым воображением, чтобы понять, что это всё те же бело-красно-белые повязки.

        Рис. 37. Слонимская « Служба Бацькаўшчыне»

Какую роль играла эта служба, можно установить из статьи на 11 странице предыдущего номера под названием «Урачыстае прыймо у беларускую палiцыю». Оказывается, 27 февраля в городском парке Слонима прошла церемония приёма в ряды полиции добровольцев из отряда Беларускае Службы Бацькаўшчыны, одетых в защитные жёлто-зелёные мундиры. Добровольцев приветствовал капитан жандармерии. После приёма отряды упомянутой службы и полиции с песнями промаршировали к своим казармам. Так в печати засветилась ещё одна категория предателей.
Для полноты впечатления об этом издании можно порекомендовать обратиться к передовой статье этого номера, начинающейся на 3-й странице. Она посвящена припадающему на 20-е апреля дню рождения Гитлера, именуется «Вялiкi правадыр» и украшена свастикой и гитлеровским орлом ( Рис. 37).

                - 37 -



Рис.38.   Фрагмент передовой статьи журнала «Беларус на

варце» № 8

. В № 9 этого издания на 2-й странице вверху помещена фотография демонстрации, проведённой в оккупированном Минске 25 марта 1944г. Качество снимка невысокое, но там ясно просматриваются люди в военной форме и в касках, оркестр и бело- красно-белые знамёна (см.рис. 39).

                    - 38 -


Рис. 39.  Демонстрация в оккупированном Минске 25 марта 1944г.

На 3-й странице размещено обращение «Да жаўнераў БКА», которое заканчивается призывом: «Узьнiмем высока наш бел- чырвона- белы сьцяг, сцэментуем нашу народную сьведамасьць, наш народны гонар».
На обложке номера 10 этого же издания изображен подъём флага в одном из коллаборационистских гарнизонов. Снимок чёрно- белый, но ясно просматриваются люди в военной форме и в касках, а также триколор с тёмной полосой на белом фоне. ( см. рис. 40 )

                    - 39-

            Рис. 40.  Подъём флага в одном  из

коллаборационистских гарнизонов

Помимо БКА известно как минимум ещё и такое вооружённое формирование, в котором использовались бело-красно-белые обозначения и знак «Погони», как 13-й Белорусский полицейский батальон СД, специально предназначенный для проведения антипартизанских операций, о котором можно прочесть на сайте: ««Коллаборационисты Беларуси: боевой путь / АРГУМЕНТ». О его создании была договорённость между начальником полиции безопасности и СД генерального округа «Белоруссия» и руководством БНС, датируемая декабрём 1942 года. Для военнослужащих этого батальона в качестве кокард был предусмотрен знак «Погоня», а на левом рукаве – бело-красно- белый щиток ( см. рис. 41 ). 



Рис. 41. Одна из рот 13-го Белорусского батальона СД (см. «Коллаборационисты Беларуси: боевой путь / АРГУМЕНТ, стр. 10).
На левых рукавах мундиров отчётливо просматриваются те же бело- красно- белые нашивки 

В начале февраля в батальон стали прибывать первые добровольцы. В первой половине марта батальон был уже сформирован в составе 2-х рот по 200 человек в каждой (там же, стр. 6-7). В мае 1943 г.подразделения батальона были впервые использованы в антипартизанской операции. В дальнейшем батальон не раз пополнялся другими подразделениями. И к зиме 1943 / 1944 г. насчитывал примерно 1000 человек личного состава. Правда, говорить о числе людей в его составе можно только с натяжкой, поскольку среди них были такие субъекты, как командир одной из рот С. Бобко, который до этого успел побыть сотрудником следственного отдела СД в Барановичах, до зимы 1942/43 года комендантом концентрационного лагеоя в Колдычеве, а затем – начальником охраны этого
лагеря ( там же, стр.8).
– -40-

Вооружение, обмундирование и снабжение батальона осуществлялось по немецким нормам. Как выглядел после этого батальон, можно увидеть на Рис.  41 .



Рис. 42.  Вот этот 13-й  батальон СД на марше с полной выкладкой

(см. «Коллаборационисты Беларуси: боевой путь / АРГУМЕНТ, стр. 2).

Таким образом, не остаётся сомнений, что хотя о Белоруссии, как об отдельном государстве в период гитлеровской оккупации речи не шло, но в пределах «Генеральбецирк Вайсрутения» и в Минске в частности, такие символы как бело- красно- белый флаг и знак «Погони» использовались не только «самаахоўцамi» и СБМ, а и другими вооруженными формированиями гитлеровских пособников, вполне официально, с согласия руководства оккупационной администрации  и даже СД, .


    6 . ХОЗЯЕВА НОВЫЕ, СИМВОЛЫ ПРЕЖНИЕ

Следует помнить также о том, что после разгрома гитлеровской Германии
“нацыянальна- свядомыя“ под “бел-чырвона- белым сьцягам” нашли себе новых покровителей и союзников. В начале 50-х годов 20-го века на территорию нашей республики были заброшены подготовленные американской разведкой агенты- парашютисты Филистович, Остриков, Артюшевский, Костюк и Кальницкий.

                    - 41 -

Помимо обычного в таких случаях шпионского снаряжения указанные агенты имели удостоверения, подписанные «президентом БНР» Миколой Абрамчиком, в
которых содержалась просьба к учреждениям “ прыязных нам народаў” оказывать указанным лицам всякую посильную помощь ( см. рис.43 и рис.44) .

Рис. 43. Удостоверение, выданное «Президентом Рады БНР» Абрамчиком американскому разведчику Филистовичу., во время оккупации служившему в карательном 13-м  батальоне при СД. Основная часть текста выполнена латинским шрифтом. Присутствует там и знак «Погоня» и «sp», т.е. в сокращённом виде столь любимое «нацыянальна – свядомыми» слово «спадар».



















                 -42 -

Рис. 44. Удостоверение, выданное тем же Абрамчиком американскому разведчику «Бену» –– Геннадию Костюку, активному гитлеровскому пособнику времён оккупации. Выполнено кириллицей. Есть там и «Погоня» и слово «спадар».

7. ЧТО МОЖНО СКАЗАТЬ О КЛИЧЕ «ЖЫВЕ БЕЛАРУСЬ!»   

То,ч то он также неоднократно фигурировал в коллаборацонистской печати.
Так, в журнале «Беларуская Школа» №1 на стр. 22 приведено стихотворение Н Арсеньевой под этим названием. На стр. 39 в статье «Концерт для молодёжи» отмечается, что 14 декабря 1941г. дружным ответом присутствующих на речь главного инспектора белорусских школ при Генеральном Комиссариате Белоруссии Годлевского был «дружный, единодушный возглас «Жыве Беларусь».
Размещённый на 3-й странице « Беларускай газэты» за 1-е августа 1942 г. некролог под заглавием « Замiж вянка на магiлу», посвящённый памяти активных коллаборационистов П. Рандаревича и Ю. Груцкого, уничтоженных партизанами, завершался кличем «Жыве Беларусь!».
Издававшийся для руководящего состава СБМ журнал так и назывался «Жыве Беларусь!» (пример титульного листа см. рис. 45)

                    - 43 -



Рис. 45. Титульный лист Журнала « Жыве Беларусь!» № 6 

Первый номер этого журнала, датированный 14-м августа 1943 г. открывался приветственным обращением В. Кубэ ( см. рис.46).










                - 44 - 



Рис. 46.  Приветственное обращение В. Кубэ  по случаю выхода первого номера журнала «Жыве Беларусь».

В журнале «Беларус на варце» №2 на стр. 7 было помещено
стихотворение под названием «Жыве Беларусь», подписанное «Б-Д-ч» . Выдержки из него приводятся ниже:

Жыць цяпер мы будзем вольна i бяспечна,

Бо чужынцаў немец з краю вон прагнаў.

                - 45 -

Але зорка ў небе ясная свяцiла
I прышоў чаканы сорак першы год.
I як гром з маланкай нямецкая сiла
Ворага прагнала, – вольным стаў народ.

Мы рука аб руку з нямецкiм жаўнерам
Вольнасьць Эўропы будзем баранiць

Бой iдзе апошнi з ворагам народу, 
Дык бяры за зброю Ясь, Алесь, Кастусь.
Мы бандытам скажам « пагулялi годзе»,
Мы тут гаспадарым, – Жыве Беларусь!

На той же странице –некролог по поводу гибели 12 декабря в бою с партизанами участника Гнило- Болоцкой Самааховы Владимира Петьки.
«Беларус на  варце» № 3 – На всю десятую страницу– некролог по убитому 7 декабря народными мстителями одному из главных гитлеровских пособников , минскому бургомистру Ивановскому, с его биографией, фотографией и снимком его похорон. Некролог подан в под заголовком « Змагар паў, Жыве Беларусь !

Этим же вогласом заканчивается текст некролога.
« Беларус на варце» №7 ,стр.6. В статье о принятии присяги БКА указывается, что выступавший на этой церемонии фон Готтберг закончил своё выступление кличем «Жыве Беларусь!», на который присутствовавшие
«Беларус на варце» № 8 , с. 11. Размещено стихотворение Рыгора Малочка без названия, датированное 15-м марта 1944 г. где есть строка: «З просiнi крычаць мне «Беларусь жыве!»
Письмо руководительницы женской части СБМ Н. Абрамовой, датированное январём 1945 года и уже написанное за пределами республики,

                    - 46 -

завершается тем же призывом (см. рис. 47).

Рис. 47.  Фрагмент письма Н. Абрамовой одной из активисток СБМ


ИЗ ВЫШЕПРИВЕДЁННОГО МАТЕРИАЛА МОЖНО СДЕЛАТЬ ОДНОЗНАЧНЫЙ ВЫВОД: БЕЛО-КРАСНО-БЕЛЫЙ ФЛАГ, ГЕРБ «ПОГОНЯ» И КЛИЧ «ЖЫВЕ БЕЛАРУСЬ!» В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ ШИРОКО ПРИМЕНЯЛИСЬ,   В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ НА ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ, ГИТЛЕРОВСКИМИ ПОСОБНИКАМИ ПРИ ПОЛНОМ ОДОБРЕНИИ ВЫСШИХ ЧИНОВ ОККУПАЦИОННОЙ АДМИНИСТРАЦИИ, БЫЛИ СВОЕГО РОДА «ВИЗИТНОЙ КАРТОЧКОЙ» ОККУПАЦИОННОГО РЕЖИМА, ПРИ КОТОРОМ БЫЛО УНИЧТОЖЕНО ДО ТРЕТИ НАСЕЛЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ. И ЗАБЫВАТЬ ОБ ЭТОМ НЕЛЬЗЯ.

ОСОБЕННО ОБ ЭТОМ СЛЕДУЕТ ПОМНИТЬ, ВНОВЬ ВИДЯ ЭТИ СИМВОЛЫ НА УЛИЦАХ НАСЕЛЁННЫХ ПУНКТОВ НАШЕЙ РЕСПУБЛИКИ И СЛЫША ПРИЗЫВЫ « ЖЫВЕ БЕЛАРУСЬ!»

            8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

После разгрома фашизма одна часть активных гитлеровских пособников перешла на нелегальное положение и, по мере возможности, продолжала вести свою подрывную деятельность до момента разоблачения. Другая часть, находясь в эмиграции, нашла место под крылом новых хозяев. Помимо тех, кто напрямую
– 47 –

пошёл на агентурную работу в составе западных спецслужб, их идеологи активно работали в западных антисоветских пропагандистских центрах, участвовали в подрывном вещании на нашу страну, а также разрабатывали наработки про запас, надеясь на их внедрение в будущем. В этих наработках они стремились навязать читательской аудитории своё видение событий второй мировой войны, не гнушаясь фальсификациями. И, к сожалению, эти наработки нашли своё применение в период развёртывания антисоветской истерии, получившей название «перестройка». Именно в этих условиях идейным наследникам гитлеровских пособников позняковского разлива удалось навязать Верховному Совету БССР 12-го созыва бело-красно-белый флаг и «Погоню» в качестве символов республики. Вспомним, как они открыто издевались над теми, кто продолжал сохранять верность символам Советского Союза и Советской Белоруссии, и именовали их символами «неiснуючай дзяржавы». Но, к счастью, тогда ещё среди живых граждан республики было достаточно много тех, кто помнил оккупацию и у кого использование символов гитлеровских пособников вызывало отвращение. Этим и объясняется то, что на референдуме 1995 года эти символы были отвергнуты 75,1 процентом голосов. Автору этих строк довелось участвовать в том референдуме в качестве наблюдателя на одном из избирательных участков Минска. В числе наблюдателей было двое от противоположной стороны. Но им, как говорится, крыть было нечем, поскольку тогда подсчет голосов на избирательных участках вёлся с демонстрацией каждого бюллетеня наблюдателям, хотя вследствие этого подсчёт затянулся далеко за полночь. Один из этих наблюдателей произнёс «Быдло», второй–-«Хворы народ». Но, как видим, они не сложили оружия. Пользуясь тем, что как участники, так и очевидцы войны уходят из жизни, у кого-то притупилась память, а новые поколения черпают знания о прошлом из интернета, из современной им литературы и СМИ, они стараются наполнить эти источники фальсификациями, в ряде случаев выглядящими достаточно наукообразно. Есть и целая плеяда историков с учёными степенями и без оных, которые отдают дань моде и стремятся демонстрировать своё «многовекторное» мышление, не задумываясь над тем, к каким последствиям это может привести. В частности, в заключительной части упоминавшейся выше статьи статьи А. Рудака выражается надежда на то, что бело- красно- белое знамя раньше или позже получит статус нематериальной историко- культурной ценности, как это произощло со знаком «Погоня» в 2007-м году, и займёт почётное место среди геральдических символов нашей земли, которые охраняются государством.
И получается явная бессмыслица. В республике, где в период Великой Отечественной войны из 10 миллионов её граждан 1,1 миллиона участвовали в боях с фашизмом на фронте, на территории которой во время оккупации в
– 48 –

партизанских отрядах и в подполье действовало 440 тысяч человек, находит достаточно широкое применение символика и клич, которые в то время были олицетворением предательства.
Поэтому вышеприведенный материал и представлен читательской аудитории в надежде на то, что он поможет сделать правильные выводы тем, кто искренне стремится разобраться в данном вопросе.

        Станислав Градов
        г. Минск

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*